Православное христианство

Сергий Радонежский

Один из наиболее почитаемых русских святых – Сергий Радонежский, чудотворец. С первых же дней своей жизни младенец показал себя строгим постником. Родители и окружающие стали замечать, что он не питался молоком матери по средам и пятницам; не прикасался к сосцам матери и в другие дни, когда ей случалось употреблять в пищу мясо; заметив это, его мать, Мария, вовсе отказалась от мясной пищи.

 

О жизни преподобного Сергия сложено немало легенд. Он приручал диких животных, которых было великое множество в лесах вокруг монастыря, им основанного. Еще задолго до основания монастыря мимо его одинокой келии в лесу пробегали стаи голодных волков и скрывались в чаще, или же подходили к преподобному и как бы обнюхивали его; заходили сюда и медведи. Но сила молитвы спасала пустынника. Однажды преподобный Сергий заметил перед своей келией медведя; видя, что он очень голоден, подвижник сжалился над зверем, вынес ему кусок хлеба и положил на пень. С тех пор медведь стал часто приходить к келии Сергия, ожидал обычного подаяния и не отходил до тех пор, пока не получал его; преподобный радостно делился с ним хлебом, часто даже отдавал ему последний кусок. И дикий зверь в продолжение целого года каждодневно навещал пустынника. Однажды Сергий кормил медведя, когда увидел, как татары тащат на аркане русскую девушку. Отец Сергий закричал, чтобы они оставили ее, а потом шепнул что-то на ухо медведю, и через секунду огромный зверь несся на татар. В ужасе они бросили пленницу и убежали.

 

Серафим Саровский

Один из любимейших на Руси святых Серафим Саровский иногда изображается на иконах кормящим медведя. Само по себе появление на иконе животного многозначительно. Таким изображением, не символичным, не декоративным, но автобиографичным, иконописец стремится подчеркнуть, что святой был столь милостивым и кротким, что его не боялись даже дикие звери, а он не боялся их. В этом изображении не только слияние св.Серафима со всем миром живого, его приятие всех тварей, но и столь бесконечная доброта к животным, которая заставляла из забыть свой вековой ужас перед человеком. Взяв из монастыря хлеба на неделю, Серафим уединялся в своей лесной обители. Этим хлебом он делился с посещавшими его зверями и птицами. Часто приходил к нему огромный медведь, которого видели некоторые посетители святого старца. Он слушался преподобного и ел из его рук. (Впоследствии преподобный отказался от хлеба и в течение трех лет питался травой снытью, которую сам собирал и сушил.) Господь ниспослал преподобному Серафиму мир душевный и дар сердечного умиления, от которого человек, по его же признанию, «согревается весь и исполняется духовных сил, услаждающих ум и сердце паче всякого слова». Преподобный принял на себя подвиг столпничества, о котором в монастыре никто не знал. Лишь в конце жизни своей поведал он о нем некоторым из братии: в течение тысячи ночей молился он, стоя на коленях на высоком гранитном камне, лежавшем неподалеку от его кельи, мытаревой молитвой: «Боже, будь милостив ко мне грешному». Днем он также молился на небольшом камне, который он перенес в свою келью. Силы его были страшно изнурены; раны, которые он получил на ногах, не заживали до самой его смерти. По собственным словам подвижника, если бы его в это время не укрепляла благодать Божия, то сил человеческих не хватило бы на этот подвиг. «Когда в сердце умиление, то и Бог бывает с нами», – говорил преподобный. Однажды он поведал: «Если бы ты знал, возлюбленный, какая радость, какая сладость ожидает праведного на Небе, то ты решился бы во временной жизни переносить скорби с благодарением. Если бы сама эта келия была полна червей и они бы всю нашу жизнь ели нашу плоть, то и тогда надо бы терпеть со всяким благодарением, чтобы только не лишиться той небесной радости…». Часто он повторял: «Радость моя, молю тебя, стяжи смиренный дух, и тогда тысяча душ около тебя спасется…»

 

Любовь его была так безгранична, что казалось, он любил всех и каждого более, чем мать дитя свое. Действительно, в лице его Бог открыл людям великое и драгоценное сокровище. Не было того страдания, той скорби, которую бы он не разделил, не принял в свое сердце, не уврачевал, – и никто не уходил от него без облегчения, без умиротворения, без утешения и благодатной помощи.

Эти святые – и Серафим, и Сергий – были вегетарианцами. Помимо того, что Серафим Саровский не ел никакую убойную пищу, он вообще питался крайне скудно, в основном травой снытью. Впоследствии, когда он вернулся из лесной обители (пустыни) и снова стал жить в монастыре, он питался толокном, квашеной капустой и водой.

Русская Православная Церковь в прежние времена говорила об этике отношения к животным не так много, но в начале этого века в ее поучениях зазвучала тема доброго обращения с животными. В 1912 г. Московское общество любителей духовного просвещения выпустило небольшую брошюру «О кротком и жалостливом обращении с животными», где ее автор называет пороком грубое и жестокое обращение с животными – пороком, который «тем более заслуживает порицания и осуждения, что ничем не может быть извиняем». Автор рекомендует с самого раннего детства учить детей мягкому обращению с животными. Свои доводы автор подтверждает текстами псалмов, свидетельствующих, что Господь в своем промысле не забывает животных и того же ждет от людей.

В 1915 г. в Троице-Сергиевой лавре была опубликована проповедь «Блажен, иже и скоты милует», заголовком  которой послужило известное изречение. В этой проповеди, написанной простым языком и явно предназначенной для крестьян, державших скот, были призывы, напрямую обращенные к этим людям: «Не бранить и не клясть свой скот… Не бить, не изнурять его непомерными работами, голодом и холодом, но миловать его, оберегать его от всего недоброго». Некоторые из призывов были взяты непосредственно из Св. писания: «Не презри вола работающего», «Блажен, иже и скоты милует» (блажен тот, кто милостив и к животным). Более того, автор призывает не только быть добрым к своему животному, вступаться за чужую скотину, но и молиться за нее».

Здесь будет уместным привести имена тех святых подвижников, которые признаны Православной Церковью, и истории связанные с ними. Эти подвижники были вегетарианцами и просили всех, желающих стать истинно верующими и обрести чистую, святую жизнь, тоже воздерживаться от мяса.

Преподобный Петр Афонский однажды встретил в лесу одного охотника, гнавшегося за оленем. Охотник от этой встречи в сердце изменился и сказал: «От сего дня всегда пребуду с тобой, раб Божий». Но Петр ответил ему: «Да не будет так чадо. Ты сначала возвратись в свой дом и испытай себя: можешь ли ты выполнить постнические и отшельнические подвиги? А испытай себя так: воздержись от мяса, вина, и прежде всего от жены, имущество свое раздай нищим, прилежно молись и постись, испытывая себя сокрушенной душой. Так проведи год и по прошествии его приди ко мне, и что угодно будет Богу, то придется тебе исполнить». Сказав это, святой дал охотнику как обручение молитву и благословение. Затем, отсылая его к своим, сказал ему в напутствие: «Чадо! Иди с миром и тайну, поведанную тебе, никому не открывай: сокровище, которое известно многим, может быть украдено». Охотник поклонился святому и удалился, прославляя и благодаря Бога, что Он сподобил видеть во плоти и беседовать с таковым Своим угодником. Придя домой, охотник выполнил все, что сказал ему святой.

Св.Лука Элладский. С самого детства он не ел не только мяса, но и яиц также. Питался только хлебом, водой и зеленью.

Св.Симеон Дивногорец из Антиохии. Его мать, Марфа, еще до того как родить его, однажды пробудившись от сна, нашла в руке своей кадило, от которого исходило неизреченное благоухание. Затем ей явился Иоанн Предтеча и сказал: «Иди к мужу твоему, ибо ты зачнешь сына и назовешь его Симеоном. Он будет вкушать молоко лишь из правой груди твоей… Он будет сыном десницы; он не будет вкушать ни мяса, ни вина, ни какой другой снеди, приготовленной с искусством рукою человеческою; пищею для него будет лишь хлеб, мед, соль и вода. Тебе следует с большим вниманием воспитывать его, как сосуд святой, предназначенный для служения Господу Богу нашему. Спустя два года после его рождения, ты принесешь его в мою церковь и здесь вы его крестите; когда младенец сподобится благодати крещения, тогда будет видно всем, что выйдет из него». Иногда же, испытывая слова святого Предтечи Иоанна, сказанные ей в видении, давала младенцу левую грудь; но младенец с плачем отворачивал лицо свое от левой груди и ни в каком случае не желал принимать из нее молока. Было дивным еще и то, что в какой день Марфа вкушала мясо или испивала вино, в тот день младенец совершенно не вкушал молока от груди матерней и пребывал голодным даже до следующего дня. Поняв причину не вкушения младенцем пищи, Марфа начала воздерживаться от вкушения мяса и вина и так питала имевшего быть великим постником, сама пребывая в постоянном посте и молитве. Когда младенец был вскормлен материнским молоком, то его стали питать хлебом, медом и водою, так как мяса он ни в каком случае не хотел вкушать, точно также как не вкушал и ничего вареного.

Св.Никита Столпник, Переяславский чудотворец. Однажды, еще до своего обращения в веру, он пошел на рынок купить провизии и, принеся ее домой, велел жене, чтобы она приготовила обед. И когда жена стала мыть мясо, то заметила, что из него необычно течет кровь, а потом, когда она положила его в горшок и стала варить, то увидела, что в горшке пенится кровь и выплывает на поверхность то человечья голова, то рука, то ступни ног. От этого она пришла в ужас и рассказала мужу. Когда же он пришел и сам увидел то, о чем рассказала ему жена, то на долгое время его объял ужас, а потом, пришедши в себя, он с глубоким сердечным вздохом сказал: «Увы мне! Много я согрешил». После этих слов, молясь и заливаясь слезами, он вышел из дома и, отошедши на одно поприще от города, пришел в монастырь святого великомученика Никиты. Здесь он упал к ногам игумена сего монастыря и сказал: «Спаси погибающую душу».

Св.Симеон Юродивый. Много раз, после семидневного голодания, при всех ел мясо нарочно для того, чтобы не только юродивым, но и грешником все считали его. …Когда он с Иоанном пустынножительствовал, иногда искуситель влагал им желание отведать мяса и выпить вина; или повергал их в уныние и леность… И разнообразными способами пестрый змей тот старался прервать праведное житие тех похвальных подвижников. Они же, помня свои обеты и светлые венцы, которые сначала видели друг над другом, а также помня наставления и слезы своего старца, превозмогали в служении Господу и утешались, часто ощущая в сердцах своих духовную сладость.

Моисей Мурин Египетский. До покаяния и обращения в веру он однажды украл и умертвил четырех крупнейших ягнят, потом связал веревкою сих ягнят и затем обратно переплыл реку Нил, взяв с собою ягнят; очистив сих ягнят от шкуры, Моисей съел мясо их, а шкуру продал и на вырученные деньги выпил вина. Долгое время Моисей проводил жизнь в таких греховных делах, пока не покаялся.

Св.Нифонт, епископ Кипрский. Когда он чувствовал голод, бес приносил ему разной рыбной и мясной пищи и вкусных кушаний, но блаженный говорил тогда: «Пища нас не приблизить к Богу, – сам ешь, диавол, свою пищу или неси ее туда, где люди свое чрево делают божеством». Когда святой бодрствовал, диавол наводил на него дремоту и крепкий сон, но блаженный, почувствовав это, брал палку и больно бил себя, говоря: «Я дал тебе есть и пить, а ты хочешь еще и спать: вот я палкой успокою тебя». Если он чувствовал когда-нибудь плотское вожделение, то целую неделю не брал в рот хлеба, морил себя голодом и жаждою, пока не умерщвлял в себе плотского вожделения, во время сильной жажды, он наливал себе воды, ставил перед собою и, смотря на нее, говорил: «Как вкусна эта вода!»

Преподобный Макарий Александрийский. Как-то раз к преподобному был приведен одержимый бесом отрок, который был весь опухший от водянки. Возложив на голову его правую руку, а на сердце левую, преподобный стал молиться Богу. Внезапно отрок вскричал громким голосом и немедленно из тела его вылилось огромное количество воды. После сего тело отрока пришло в естественное состояние, каким оно было ранее. Помазав отрока святым елеем и окропив его святою водою, преподобный передал его отцу. При сем он заповедал отроку, дабы в течение четырнадцати дней он не вкушал мяса и не пил вина. Так преподобный сделал отрока здоровым.

Преподобный Дорофей. В юности, когда он вместе с путниками ходил в святой град Иерусалим, чтобы поклонился там святым местам, они пришли также и в Гефсиманию. Там находилось изображение страшного суда Божия, где были представлены различные виды адских мучений. Увидев это изображение, юноша внимательно рассматривал его и удивлялся. Неподалеку от себя он увидел женщину, облеченную в багряницу; она стала объяснять ему мучение каждого из осужденных и, поучая его, прибавила несколько слов от себя. Слыша ее рассказ, юноша молчал и удивлялся, ибо он, как раньше было замечено, никогда не слышал слова Божия и ничего не знал о страшном суде. Наконец, обратившись к женщине, он сказал ей: «Госпожа, что нужно делать каждому, чтобы избавиться от сих мучений?» В ответ на это она сказала ему: «Постись, не употребляй мяса, возможно чаще молись и будешь избавлен от сих мук». Дав ему три таких заповеди, одетая в багряницу женщина стала невидима. Юноша обошел все то место, тщательно стараясь встретить ее; он думал, что это была обыкновенная женщина, и нигде не мог найти ее, ибо то была сама Пречистая и Пресвятая Дева Мария Богородица. Наставление таинственной жены произвело на юношу сильное впечатление: умилившись сердцем, он стал строго соблюдать три заповеди, которые дала ему виденная им в Гефсимании Дева Мария.

Св.Венедикт из Нурсии. Кроме дара пророчества святой Венедикт обладал и данной ему от Бога властью над бесами.  Некий клирик Аквинийской церкви, мучимый бесом, по совету своего епископа Констанция отправился по святым местам, к мощам мучеников, но святые мученики ему, как недостойному, не подали исцеления. Тогда он приведен был к угоднику Божию Венедикту и, по молитвам его, тотчас же получил исцеление; изгнав из клирика беса, святой дал ему такую заповедь: «Мяса не ешь, не дерзай вступать и в священнический чин: ибо в тот день, когда ты решишься принять сан священства, ты снова будешь предан беспощадному мучительству беса». Исцеливший клирик, возвратившись домой, долго хранил эти две заповеди святого отца: он не ел мяса и не дерзал принимать сана священства. Но спустя много лет клирик сей, видя, как после умерших пресвитеров на их место вступали гораздо моложе его, счел это за бесчестие для себя и стал искать священнического сана. И когда он был возведен во священника, то в тот же день, по Божию попущению, на него напал лютый бес и, беспощадно терзая сего клирика, умертвил его.

 

Св.Олимпиада, диаконисса из Царьграда. Люди были наслышаны о ее добродетельной и богоугодной жизни, о великом ее воздержании и жестоком умерщвлении тела. Действительно, она совсем не ела мяса. Когда нужда заставляла ее мыться, то она в одной рубашке садилась в ванну с теплой водой и мылась не раздеваясь, так как она стыдилась не только служанок, но и самой себя и не хотела видеть своего нагого тела. По такой целомудренней и честной жизни святая Олимпиада, добродетелям которой удивлялись и святители, была взята на служение церкви – святейшим патриархом Нектарием она назначена была диакониссою. И служила она Господу честно и праведно вместе с другими диакониссами, подобно евангельской вдове святой Анне, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь

Св.Симеон Столпник Каппадокийский. Некоторые люди, издалека шедшие к преподобному, спасаясь от зноя, остановились под деревом, чтобы немного отдохнуть. Сидя там в тени, увидели они шедшую мимо беременную оленицу и закричали ей: «Молитвами святого Симеона заклинаем тебя, постой немного!» И совершилось дивное чудо: оленица остановилась. Так даже звери именем святого становились кроткими и послушными! Схватив оленицу, путники убили ее, сняли с нее кожу и приготовили себе кушанье из ее мяса. Но только лишь стали есть, внезапно пораженные гневом Божьим, потеряли голос человеческий и начали кричать, как олени. Бегом прибежали они к святому Симеону, неся с собой кожу оленицы, как обличение греха своего. Пробыли они у столпа два года и едва могли исцелиться и заговорить по-человечески; а кожу оленицы повесили на столпе во свидетельство о случившемся.

Блаженный Архипп из Иераполя. Родители его были ревностными христианами и воспитали сына в благочестии. Десяти лет Архипп стал жить при церкви святого архистратига Михаила, исполняя при ней пономарскую службу. Отрок сей начал руководствоваться в своей жизни таким правилом: с того времени, как он поселился при той церкви, служа Богу, он ничего не вкушал из мирских кушаний и питий: ни мяса, ни вина, даже хлеба он не ел, но питался одною пустынною зеленью, которую сам собирал и варил; пищу принимал он один раз в неделю и то без соли, питьем же для него служило лишь незначительное количество воды. Через такое воздержание сей отрок умертвил свою плоть, и в таких добродетелях неизменно пребывал от юности до самой старости, всей душой приобщаясь Богу и уподобляясь житию бесплотных. Одежда его была очень бедна: он имел только два вретища, из которых одно носил на теле, а другим покрывал свою постель, устланную острыми камнями. Он покрывал ее вретищем для того, чтобы входившие в его жилище не видали, что он спит на острых камнях; изголовьем же для него служил небольшой мешок, наполненный тернием. Такова была постель этого блаженного подвижника. Сон же и отдых его состояли в следующем: когда он чувствовал потребность во сне, то ложился на камнях и остром тернии, – так что это было скорее бодрствование, чем сон, и отдых его был более мучением, чем покоем. Ибо какой отдых для тела – лежать на твердых камнях, и что за сон, когда голова почивает на остром терновнике? Каждый год Архипп переменял свою одежду: тем вретищем, которое носил на теле, он покрывал свою постель, а которое было на постели, он надевал на себя; по прошествии года он опять переменял те вретища. Так, не имея покоя ни днем, ни ночью, он умерщвлял свое тело и соблюдал свою душу от сетей вражьих. Проходя столь тесный и прискорбный путь жизни, блаженный Архипп, взывая к Богу, молился: «Не попусти мне, Господи, порадоваться на земле суетною радостью, да не увидят глаза мои никаких благ мира этого, и пусть не будет для меня никакой отрады в этой временной жизни. Исполни, Господи, очи мои слез духовных, дай сокрушение в сердце моем, и благоустрой пути мои, дабы мне до конца дней моих умерщвлять плоть мою и поработить ее духу. Какую пользу принесет мне эта бренная плоть моя, созданная из земли? Она, как цветок, утром расцветает, вечером же засыхает! Но дай мне, Господи, усердно трудиться над тем, что полезно для души и для жизни вечной».

Св.мученик Платон из Галатии.  Стражи темницы, видя, что он не принимает ни хлеба, ни воды, сказали ему: «Ешь, юноша, и пей, чтобы не умереть тебе, и нам не впасть бы в беду из-за тебя». Но блаженный отвечал: «Не думайте, братия, что я умру, если не принимаю вашей пищи; вы питаетесь хлебом, я же питаюсь Словом Божиим, пребывающим во веки, – вас насыщают мяса, меня же насыщают святые молитвы, – вас веселят вина, меня же увеселяет Христос, лоза истинная».

Св.мученик Вонифатий Римский. Вонифатий стал сокрушаться о своих прежних грехах и решил поститься: не есть мяса, не пить вина, а усердно и часто молиться, чтобы придти в страх Божий. Страх же – отец внимания, а внимание – матерь внутреннего покоя, от которого рождается начало и корень покаяния. Так Вонифатий насадил в себе корень покаяния, начав со страха Божия, внимания к себе и непрестанных молитв, он стяжал себе желание к совершенному житию.

Преподобный Иринарх, затворник Ростовский. На заболевшего исступлением ума в Борисоглебском монастыре воеводу, сына боярского Матфея Тихменева, преподобный Иринарх возложил свой крест и привязал к своей цепи, приставив для охраны двух воинов; так больной провел целую ночь, а утром старец послал воеводу в церковь молиться; от литургии больной пришел здоровым, но преподобный заповедал ему всю неделю поститься, ни мяса не есть, ни вина, ни пива не пить. Подобным же образом получил исцеление исступивший из ума в монастыре крестьянин Никифор: старец повелел возложить на него свой крест и привязать цепью к грядке; через час старец велел снять крест и цепь и приказал больному лечь на свои цепи, где он и спал целую ночь, – встал же совершенно здоровым.

 

Св.Пафнутий Боровский (15 в.). Преподобный Пафнутий соорудил в обители церковь и украсил ее “чудно вельми” – говорит его биограф. Иконописцам-мирянам он дал заповедь не вкушать в обители мяса. Некоторое время они исполняли эту заповедь. Потом позабыли и принесли в обитель к себе на ужин вареное бедро ягненка, начиненное яйцами. Когда иконописец Дионисий первым из них отведал его, то в начинке нашел множество червей и принужден был выбросить запрещенную пищу собакам. Вдруг он заболел свербежем (чесотка, зуд). В один час все тело Дионисия представляло как бы один сплошной струп, и он не мог двигаться. Тогда больной немедля послал к преподобному, прося принять его раскаяние и дать прощение. Святой же, заповедав Дионисию не делать впредь ничего запрещенного, повел его в церковь, куда собрана была вся братия. По совершении соборного молебствия, преподобный освятил воду и повелел больному омывать ею все больное тело. Лишь только Дионисий это сделал, он ненадолго заснул. Потом, пробудившись, почувствовал себя совершенно здоровым, как будто никогда и не хворал. Струпья его отпали как чешуя, и он прославил Бога. В другой раз один юноша убил из лука в монастырском лесу, где охота запрещалась, ворона. И сейчас же голова его повернулась и так и застыла. Он пошел к преподобному Пафнутию с покаянием. Старец отслужил молебен и исцелил его молитвой.

 

Св. мученик Блаженный Пётр Полянский (нач.20 в.). В 17 лет с ним случился паралич, и больше двенадцати лет он пролежал больным. Во время болезни и до самой смерти Пётр сурово постился, обходясь без хлеба и питаясь только растительной пищей. Он всем давал в своем доме приют. Люди слышали о подвигах блаженного Петра и обращались к нему с просьбой помолиться. По его молитвам начали происходить исцеления. Однажды к нему приехал помещик с больной женой, и по молитвам блаженного Господь исцелил больную. В благодарность помещик поставил блаженному дом, в котором он с того времени и принимал всех приходивших. Только в Великий пост Пётр затворялся и никого не принимал.

Преподобный отец Алексей, Бортсурманский (Симбирской губернии, нач.20 в.). Главным занятием его была молитва и совершение служб церковных. По заповеди апостольской о. Алексей молился непрестанно. Он и раньше придерживался монастырских уставов и келейных правил, а тут, с переходом в келью, он уже со всей строгостью мог исполнять их. В какое бы время ни входили к нему, его всегда заставали молящимся. Служил о. Алексей почти каждый день, даже и тогда, когда вышел за штат. Уставов он не любил сокращать и всегда строго относился к небрежности в службе. Пищу вкушал только один раз в день. Мяса не употреблял совсем. По средам и пятницам не вкушал ничего горячего; строго соблюдал посты».

Блаженная Матрона Анемнясевская (19 в.). С детства была слепой. Особенно строго соблюдала она посты. С семнадцати лет не ела мяса. Кроме среды и пятницы соблюдала такой же пост по понедельникам. В церковные посты почти ничего не ела или ела очень мало.

Св. мученик Евгений, митрополит Нижегородский (нач.20 в.). С 1927 по 1929 годы находился в ссылке в Зырянском крае (Коми А.О.). Владыка был строгий постник и, невзирая на условия лагерной жизни, никогда не вкушал мяса, а также рыбы, если она предлагалась в неположенное время. Житейски был глубоко мудр, всегда тактичен и спокоен. Пастырям делал замечания всегда наедине в мягкой форме. Богослужения Владыки отличались величием, покоем и благоговением.

В истории Православия было и много других подобных примеров святой жизни подвижников, которые воздерживались от мяса. 

Евсевий, епископ Кесарии Палестинской, и Никифор (Ксанфопул) – церковные историки, сохранили в своих книгах свидетельство некоего Филона – иудейского философа (современника апостолов), который, хваля добродетельную жизнь христиан египетских, говорит: «Они (т.е. христиане) оставляют всякую заботу о временных богатствах и не пекутся о своих имениях, не считая ничего на земле своим, для себя дорогим. Некоторые же из них, оставляя всякое попечение о житейском, уходят из городов и водворяются в уединенных местах и садах, избегая сопребывания с людьми, несогласными с ними в жизни, чтобы не иметь от них препятствия в добродетели. Воздержание и умерщвление плоти они считают основанием, на котором только одном может созидаться добрая жизнь. Ни один из них раньше наступления вечера не вкушает и не пьет, а некоторые не приступают к пище до четвертого дня. Другие же опытные в толковании и разумении Божественного Писания, будучи исполнены жаждою знания и питаясь духовной пищей богомыслия, проводя время в изучении Писания, забывают о телесной пище до шестого дня. Вина отнюдь никто из них не пьет, и все они не едят мяса, присоединяя к хлебу с водою только соль и иссоп (горькую траву)». Под действием святых слов проповеди евангелиста Марка, который проповедовал в тех землях, и под влиянием высокой чистоты и святости добродетельного жития его самого, христиане египетские, под воздействием Божественной благодати, в своих подвигах к достижению спасения проявляли столько чистоты и высоты совершенства, что их жизнь, преисполненная святости христианской добродетели, служила предметом великого удивления и похвалы со стороны даже язычников и неверующих иудеев.

(из «Жития святых Димитрия Ростовского»)

 

Западное христианство

 

Взгляды на значимость человека и животного преломлялись в учениях видных западных христианских деятелей по-разному: либо на первый план выступал антропоцентризм, как у Фомы Аквинского, или порой антропоцентризм уступал место любви и состраданию ко всему живому, как у Франциска Ассизского. Необходимо упомянуть, что Фома Аквинский находился под сильным влиянием идей Аристотеля о том, что рыбы и животные, как менее разумные существа, живут лишь ради того, чтобы служить интересам более разумных существ. Он был сторонником идеи о том, что у животных нет души, вопреки утверждению Библии (Бытие 1:30), где Господь Бог говорит: «А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал я всю зелень травную в пищу». (Профессор Рубен Алкалай, глубокий знаток древнееврейского языка, утверждает, что слова «нэфэш» и «чайах», употребленные в этом стихе, означают именно «душа живая».) Св.Франциск, родившийся на 40 лет раньше Фомы Аквинского, воспринимал всю природу как отражение своего создателя, и потому называл своими братьями и сестрами не только живые существа, но и солнце, луну, ветер и воду. Вот почему для св.Франциска было совершенно естественно спасти своих «младших братьев» диких голубей, которых несли на базар, и устроить им гнезда. Именно сила его любви и милосердия могла помочь ему укротить волка-людоеда Агобио и совершить другие чудеса. «Если бы я только мог предстать перед императором, – воскликнул как-то Франциск, – я бы умолял его ради любви к Богу и ко мне издать указ, запрещающий ловить и лишать свободы моих сестер – жаворонков». Св. Франциск страстно любил всю природу – и живую, и неподвижную.

Великий святой Франциск Ассизский воспринимал всю природу как отражение ее создателя, и потому называл своими братьями и сестрами не только живые существа, но и солнце, луну, ветер и воду. Вот почему для св. Франциска было совершенно естественно спасать своих «младших братьев» диких голубей, которых несли на базар, и устраивать им гнезда. Именно сила его любви и милосердия могла помочь ему укротить волка-людоеда и совершить другие чудеса. «Если бы я только мог предстать перед императором, – воскликнул как-то Франциск, – я бы умолял его ради любви к Богу и ко мне издать указ, запрещающий ловить и лишать свободы моих сестер – жаворонков». Св. Франциск страстно любил всю природу – и живую, и неподвижную. Преподобный Бонавентура из францисканского ордена так писал о св. Франциске: «Когда он размышлял об изначальном источнике всех существ, он преисполнялся еще большей благодати, называя живых существ – какими бы малыми они ни были – «братом» или «сестрой», ибо был уверен, что они имеют свое начало оттуда же, откуда и он сам».

 

Влияние идей христианского средневековья на католиков было столь велико и продолжительно, что даже в середине 19 века (!) папа римский Пий IX не разрешил создание в Риме Общества по предотвращению жестокости к животным, чтобы не внушать людям, что они имеют перед животными долг. Но многие современные христианские богословы стремятся развить основную идею христианства – милосердие и, опираясь на главные гуманистические доктрины этой религии, сделать логические выводы относительно этического отношения к животным. Доктор богословских наук, участник движения за права животных Эндрю Линзи приводит выдержки из доклада епископу Кентерберийскому о связи христианских догматов с проблемами человека и окружающей природы: «Оно (создание) существует во славу Божию, то есть оно имеет смысл и ценность, помимо оценки его полезности для человека. Именно в этом смысле мы можем сказать, что оно имеет самостоятельную ценность. Вообразить, что Бог создал всю вселенную только для пользы и удовольствия человека, было бы признаком глупости». В своей работе «Место животных в создании мира: христианская точка зрения» д-р Линзи рассматривает вопрос этики отношения к животным и христианской морали. Анализируя различные точки зрения на отношение христианства к проблемам животных, высказываемые современными богословами, д-р Линзи делает соответствующие выводы этического порядка. Если создание имеет ценность для Бога, то и для человека тоже. Богословское понимание смысла всего сущего должно отличаться от обывательского понимания. Если все существа имеют свою ценность, следовательно, человек не может претендовать на свою абсолютную ценность. Этими выводами д-р Линзи сводит на нет антропоцентризм, который в течение нескольких веков поддерживался христианской церковью, противопоставлявшей человека, имеющего душу, животным,  у которых якобы души нет.

В подтверждение выводов д-ра Линзи можно привести высказывание по этому поводу декана Вестминстерского Аббатства, который в 1977 г. писал: «При теистическом понимании создания, каковым является христианское учение, ошибочно считать, что все животные существуют лишь для того, чтобы служить человеку, или что мир создан исключительно для пользы человека. Оценка человеком своего собственного благополучия не должна быть единственным руководством при определении его взаимоотношений с другими видами. С теистических позиций человек – это хранитель вселенной, в которой он живет, но по отношению к которой он не имеет абсолютных прав». С этой точки зрения д-р Линзи считает неоправданным использовать жизнь животных в научных экспериментах, поскольку это обозначает полное непризнание самостоятельной ценности животных, а, напротив, произвольное выдвижение на первое место интересов одного вида – человека, т.е. это подход к вопросу не нравственный, не религиозный, а прагматический. Животные не должны приносится в жертву человеку – ни в качестве пищи, ни в качестве одежды, ни в качестве объектов лабораторных исследований, поскольку это неправомерно и аморально.

В современном католичестве (как и в православии) вегетарианство принято среди монашества, в том числе иногда и среди высшего духовенства. В разных направлениях протестантизма на этот счет существуют различные традиции. Например, Джон Уэсли, английский протестантский проповедник XVIII века, придерживался идеи вегетарианства, и в наше время ее придерживаются адвентисты седьмого дня, хотя в целом протестантские учения к вегетарианству не склоняются. В Православии для мирян обычно установлена система постов, запрещающая есть мясную пищу (постных дней в течение года насчитывается довольно много). В старообрядчестве помимо того встречаются дополнительные ограничения на мясоедение, восходящие к установлениям Ветхого Завета. В традиционных русских неправославных христианских направлениях – у духоборов, молокан, христововеров – вегетарианство было принято почти повсеместно (неправославных христианских верований, включая старообрядчество, к концу XIX века придерживалась примерно половина населения России).

Святой Бенедикт, который основал в 529 году Орден бенедиктинцев, установил монахам особую диету, где главной пищей были овощи.

Отец Томас Берри, основатель Центра изучения религии в Ривердейле, бывший руководитель программы «История религий», Университет Фордхема, Нью-Йорк: «Вегетарианство — это тот образ жизни, к которому мы все должны стремиться ради решения финансовых проблем, улучшения здоровья и достижения духовной цельности…».

Филип Л. Пик, президент и основатель международного общества иудеев-вегетарианцев, Лондон, штаб-квартира Общества: «Иудаизм основан на доктрине сострадания, в нем можно найти целую философскую систему, осуждающую убийство ради пищи».

Преподобный Элвин В. П. Харт,епископальный священник,капеллан больницы св. Люка–Рузвельта, Нью-Йорк: «Мы располагаем научными доказательствами того, что растительная диета полезна для здоровья. Великие учителя духовности всегда знали, что она полезна для души».

Джон Уэсли (1703—1791), основатель Методистской церкви: «Благодарение Господу: с тех пор как я прекратил пить вино и есть мясо, я избавлен от всех недугов плоти».

Рихард Вагнер (1813—1883), немецкий композитор: «Растительная, а не животная, пища — ключ к новой жизни. Христос на Тайной Вечери сделал плоть хлебом, а кровь — вином».

Кардинал Джон Г. Ньюмен: «Жесток тот человек, который не любит Господа».

 

 

Поощряет ли Господь Бог жестокость и мясоедение (то есть убийство)?

 

Святые Писания иудеев и христиан гласят:

«Господь добр и милосерден ко всем Своим созданиям». Псалтирь 145:9

«Праведный печётся и о жизни скота своего, сердце же нечестивых жестоко».

Притчи 12:10

«Плоды деревьев будут употребляемы в пищу, а листья на врачевание». Иезекииль 47:12

«…Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу». Исаия 1:11

«…и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови». Исаия 1:15

«Я милости хочу, а не жертвы». Осия 6:6

«Режущий вола — то же, что убивающий человека». Исаия 66:3

«Потому что участь сынов человеческих и участь животных — участь одна: как те умирают, так умирают и эти. И одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что всё — суета!» Екклесиаст 3:19

«Не будь между упивающимися вином, между пресыщающимися мясом». Притчи 23:20

«Не убий». Исход 20:13

 

Большинство современных христиан убеждено, что Иисус Христос ел мясо, о чём упоминается в нескольких местах Нового Завета. Для многих из них это является серьезным доводом против вегетарианства. Однако изучение оригинальных греческих рукописей показывает, что множество слов (тропхе, броме и др.), переводимых обычно как «мясо», на самом деле обозначает пищу или еду в самом широком смысле слова. В Евангелии от Луки (8.55), например, мы читаем, что Иисус воскресил женщину из мертвых и «велел дать ей мяса»*. Но греческое слово пхаго, переведенное здесь как «мясо», на самом деле означает «есть». По-гречески «мясо» будет креас (плоть), и ни в одном месте Нового Завета это слово не употребляется в связи с Иисусом Христом. Нигде в Новом Завете прямо не говорится, что Иисус ел мясо. Это согласуется с известным пророчеством Исайи о явлении Иисуса Христа: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил. Он будет питаться молоком и медом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе».

(* Имеется в виду английский перевод Нового Завета. В русском переводе это место звучит: «велел дать ей есть».)

В Ветхом Завете говорится: «Не убий» (Исход, 20.13). Широко распространено ошибочное мнение об этой шестой заповеди, налагающей запрет на убийство якобы только человека. В оригинале на древнееврейском стоят слова ло тиртцах, точный перевод которых: «Не убий». Профессор Рубен Алкалай в «Полном древнееврейско-английском словаре» указывает, что слово тиртцах в классическом древнееврейском языке относится к убийству любого рода, а не только человека.

В иудаизме употребление мяса в пищу ограничено множеством условий и не является предписанным; вовсе не употребляли в пищу мяса ессеи – известные своим благочестием среди иудеев. Хотя в Ветхом Завете есть ряд предписаний, регламентирующих употребление в пищу мяса, все же нет сомнений, что в идеале человек должен питаться только вегетарианской пищей. Согласно Книге Бытия (1.29), первоначально, в шестой день творения, человеку и всем животным Господь позволил лишь растительную пищу: «Вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя: вам сие будет в пищу». Такое положение было признано Богом «хорошим весьма» (Быт.1, 31).

Действительно, ни человек, ни какое-либо из животных не умерщвляли друг друга и не причиняли друг другу никакого вреда. Всеобщая вегетарианская эпоха продолжалась  вплоть  до  времени растления человечества перед всемирным потопом.  Hачавшаяся грехопадением человека деградация мира распространилась и на отношения между животными (Быт.  6, 7 и 12). В этот же период, согласно апокрифической,  но цитируемой в Hовом Завете (Иуд.  1,  14-15) Книге Еноха, падшие ангелы научили людей мясоедению. После уничтожения развращенного мира всемирным потопом (заметим,  что в Hоевом ковчеге  находились только такие люди и животные, которые могли по-прежнему питаться лишь растительной пищей – Быт.  6,  21),  человеку была позволена пища  животная (Быт.  9,  3).  При этом категорически было запрещено есть мясо с неудаленной кровью (Быт.  9, 4); еще раньше существовало различение чистых и нечистых животных (Быт. 7, 2). Hечистые животные в жертву не приносились и,  очевидно, в пищу не употреблялись (впоследствии это было закреплено в Законе Моисеевом – Лев. 11; Втор. 14, 1-21).  Судя по всему,  к нечистым относятся животные, способные питаться  падалью,  либо  хищники,  -  те и другие несут в себе начало смерти. Так или иначе, всюду, где в Ветхом Завете говорится об употреблении в пищу мяса, речь идет о многочисленных запретах и ограничениях. Многие эпизоды ветхозаветной истории свидетельствуют о том, что разрешение на мясную пищу – это лишь уступка упрямому желанию человека. Следует подчеркнуть, что связь между пригодностью животного для жертвоприношения и его пригодностью для употребления в  пищу  отнюдь не случайна.  Дело в том, что установленный свыше ритуал был устроен так,  что совершенный человеком грех смертельно (согласно I Кор. 15, 56  «жало  же  смерти – грех»,  т.е.  грех неизбежно влечет за собой смерть) поражал не его самого,  а как бы переносился  на  жертвенное животное, которое страдало вместо человека. Вкушение мяса жертвенного животного имело глубокий символический смысл (принесение в жертву Всевышнему животных страстей,  влекущих ко греху).  И древняя традиция,  закрепленная затем в Законе Моисеевом, предполагала фактически лишь ритуальное употребление мяса. Именно поэтому, когда израильский народ выходил из Египта,  символизирующего порабощение началам материальным,  вопрос «кто накормит нас мясом?» (Числ. 11, 4) расценивается Библией как «прихоть» – ложное устремление  человеческой  души. Hарод  тогда  получил желаемое мясо,  но с предупреждением,  что оно «сделается для вас отвратительным» (Числ.  11, 20), что затем и случилось.

Так, в Книге Чисел (11 глава) рассказывается о том, как, недовольные посланной им Господом манной, евреи стали роптать, требуя в пищу мясо. Разгневанный Господь послал им перепелов, но на следующее утро все, кто ел птиц, были поражены моровой язвой. В более поздних ветхозаветных книгах великие пророки также осуждают мясоедение. Например, в самом начале Книги пророка Даниила (1.3-18) описана история, иллюстрирующая преимущества вегетарианской диеты, а в Книге пророка Исайи Господь говорит: «Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. (…) И когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки обагрены кровью» (Исаия, 1.11, 1.15). В Псалмах Давида и пророчествах Бог упоминается как хранитель и опекун всякой твари, милосердный ко всем (псалмы 36:7, 145:9, 145, 15-16, 147:9, Иов 38:41). Поскольку высшим нравственным принципом иудейской религии является следование Богу, сострадание к животным должно стать нравственным долгом верующего (Исх.23:5, 23:12). В Книге Екклесиаста утверждается: «Человек не возвышается над зверем, это все тщеславная гордыня».

Даже если и делалась уступка тем, кто не может жить без мяса, предписывалось убивать животное принося его в жертву Богу и так, чтобы его смерть была как можно более легкой (а в наши дни мучения животных на скотобойнях невозможно себе представить). Так или иначе, любые упоминания в писаниях об употреблении мяса – это лишь уступка вожделеющему, жадному человеку, ведь он стал есть мясо только после Грехопадения, ибо в Эдеме власть человека над животными исключала убийство животных. Иудаизм предписывает верующему идти дальше в своем духовном совершенствовании и совсем отказаться от жестокости по отношению к животным. «В природе… – писал Александр Мень, – господствует закон всеобщего пожирания. Отказываясь от животной пищи, человек противится этому закону и ставит дух выше тела». И действительно, отказ от мяса, как показывает опыт человечества, позволяет достичь более значительных духовных высот. Не зря Плутарх говорил, что ум и мыслительные способности тупеют от мяса.

См. продолжение далее, после этой части.