часть 2-я (статья “Христианство и вегетарианство”)

В священных писаниях иудеев и христиан человеку не позволяется ради удовлетворения своих чувств убивать других живых существ. «Только плоти с душой ее, с кровью ее, не ешьте. Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя» (Быт. 9.4,5). Это место впоследствии интерпретировали как указание к тому, что нужно просто выжимать мясо от крови и тогда его можно есть. Но дело в том, что очистить до последней капли крови плоть убитых животных практически невозможно.

«Ради того, чтобы поесть, не разрушай создания Божия» (Посл. к римлянам 14:20). Имеется в Hовом Завете еще ряд мест, дополнительно освещающих эту тему. Так, апостол Павел в Послании к Римлянам пишет: «Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает». (Римл. 14, 21)

У древних историков Церкви, в частности, у Климента Александрийского, имеются свидетельства, что по крайней мере трое из апостолов – Петр, Матфей и Иаков – были вегетарианцами.

В малоизвестном тексте апокрифического «Евангелия Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна» или «Евангелия Мира от Ессеев» (оригинал находится в Ватиканской библиотеке) Иисус говорит: «Питайтесь всем тем, что находится на Божьем столе: плодами деревьев, зерном и полезными травами, молоком животных и пчелиным медом. Вся остальная пища – дело рук Сатаны – ведет к греху, болезни и смерти. Тогда как богатая пища, которую вы находите на столе у Бога, даст вашему телу силу и молодость, и болезнь не коснется вас». Там же Иисус говорит: «Плоть убитых животных превратится в теле человека в его собственную могилу. Воистину говорю вам: кто убивает, убивает себя самого, а кто поедает плоть убитых животных, поедает тело смерти».

Что касается того случая, когда Иисус раздал народу хлеба и «рыбы», некоторые ученые склонны предполагать, что это могло быть кушанье из морских водорослей, которые иногда в восточных странах называются «рыбным растением». Эта водоросль высушивается на солнце, перемалывается в муку и потом запекается в рулеты. Такое кушанье было распространено, например, в древнем Вавилоне. Во времена Иисуса оно также было известно в Палестине. Ученые-вегетарианцы предполагают, что скорее всего в корзинах вместе с хлебом были такие рулеты, ведь рыба в палестинскую жару могла быстро испортиться и испортить другую пищу в корзине (Г.Л.Рудд «Зачем убивать ради пищи?», Мадрас, 1956, Индийское Вегетарианское Общество). Но что более важно –  в ранних рукописях Евангелий в описании «чуда с хлебами» нет упоминаний о рыбе, там говорится о «хлебах и плодах». Рыба упоминается в более поздних рукописях (после 4 в.). Codex Sinaiticus является тем вариантом Евангелия, где впервые было упомянуто о рыбе в этой связи. И даже если сам Иисус ел рыбу, это еще не основание для того, чтобы его последователи тоже ели ее «во имя Господне» (что и говорить о плоти животных), ведь Иисус не давал им прямого указания делать это. В раннехристианских текстах нет упоминаний о том, что мясоедение приемлемо или позволительно. Объяснения почему христиане «могут есть мясо», относящиеся к более позднему времени, основываются на неточных переводах или же буквальной интерпретации христианских символов (таких, как Рыба и Пасхальный Агнец). Интерпретировать символы можно по-разному, но ключевым элементом является оценка того, насколько вообще могут быть сопоставимы жизнь и возвышенные идеалы Иисуса и его учеников с таким тяжким грехом как мясоедство, т.е. лишение кого-то жизни просто ради наполнения своего желудка.  «Ради того, чтобы поесть, не разрушай создания Божия» (Посл. к римлянам 14:20)

Из Евангелия от Матфея (5.7,8,9) мы знаем такие заповеди Иисуса: «Блаженны милостивые, ибо помилованы будут» («блаженни милостивии, яко тии помилованы будут»); «блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят»; «блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими».

По поводу заповеди «не убий» кто-то может поспорить: «но ведь христиане не обязаны во всем следовать Ветхому Завету, у них есть прежде всего Новый Завет Иисуса». На это можно привести слова самого Иисуса Христа (Матф. 5:17-22): «Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном. Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное. Вы слышали, что сказано древним: «Не убий»; кто же убьет, подлежит суду. А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду…» Отсюда видно, что Иисус требовал от своих последователей еще более строгого соблюдения заповедей милосердия.

Многие отцы Церкви, христианские святые и монахи были вегетарианцами или поддерживали принцип вегетарианства, поскольку хорошо знали о пагубном влиянии убойной животной пищи на духовное развитие человека, приближение его к осознанию милосердного Бога. Здесь можно упомянуть Иеремию, Тертуллиана, Иоанна Златоуста, Венедикта, Климента Александрийского, Евсевия, Папия, Киприана и Пантения. Преподобный Иоанн Златоуст писал: «Мы, лидеры христиан, практикуем воздержание от животной плоти, чтобы усмирить члены своего тела. …Неестественное питание мясом животных оскверняет» (Иоанн Златоуст «Проповедь», 69). Ему также принадлежат слова: «…Ограничьтесь растениями (вегетарианской пищей), если хотите питаться сытно и здорово». Климент Александрийский (2-3 в. н.э.), глава Александрийской богословской школы, еще за сто лет до Златоуста писал: «Но теми, кто… питает свои собственные болезни, движет самый ненасытный демон, которого я не постесняюсь назвать «демоном чрева», худшим из всех демонов… Гораздо лучше быть счастливым, чем делать свое тело кладбищем для животных. Именно поэтому святой апостол Матфей принимал в пищу семена, орехи и овощи, воздерживаясь от животной плоти» (цитата из книги Климента Тита Флавия «Наставник», часть 2-я «До-никейские Отцы»). Более того, «Клементийские проповеди», написанные во 2 веке, составлены на основе проповеди св. Петра и считаются одним из ранних христианских текстов. В проповеди 12 ясно говорится: «Неестественное питание плотью животных оскверняет так же, как и языческое поклонение, с их жертвоприношениями и нечистыми пиршествами. Поедающий мясо становится сотрапезником демонов». В «Деяниях апостолов» (24:5) говорится, что Павел был из общины назареев, которые следовали принципам ессеев, в том числе и вегетарианству. Профессор Эдгар Гудспид в своей книге «История раннего христианства» утверждает, что в апокрифическом писании «Деяния св. Фомы» указывалось, что св. Фома тоже воздерживался от мяса. К тому же, мы узнаем от почтенного отца Церкви, Эвсевия (264—349 н. э.), ссылающегося на Гегезиппа (ок. 160 г. н. э.), что Иаков также избегал употребления в пищу мяса животных.

Есть веские основания утверждать, что ранние христиане были вегетарианцами. Когда язычники обвиняли ранних христиан в том, что они якобы едят своих детей, одна женщина выступила в их защиту: «Как такие люди могут есть детей, если им даже не позволяется есть кровь неразумных животных?». Эту историю, произошедшую в  177 г. н.э., приводит Евсевий в «Церковной истории». В Ветхом Завете Господь Бог говорит, что нельзя есть кровь животных: «Только плоти с душой ее, с кровью ее, не ешьте. Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя» (Быт. 9.4,5). Это место впоследствии интерпретировали как указание к тому, что нужно просто выжимать мясо от крови и тогда можно будет есть его. Но дело в том, что полностью очистить от крови плоть убитых животных практически невозможно.

В Римской империи не только животные, но и люди – пленники и рабы – не вызывали у римлян сострадания. Христианство противопоставило этому идею ценности любого человека вообще. Но, к сожалению, не всегда в христианстве проповедовалось милосердие и к животным также. В сравнении, например, с последователями Ведической Дхармы, в Индии, которые с древнейших времён всегда утверждали, что драгоценна любая жизнь, христиане выделили только человека, как обладающего бессмертной душой. Таким образом, идея иудаизма, в понимании христиан, противопоставила человека остальному миру живого и сделало его центром мироздания. Христианство осуждало бои гладиаторов, но в то же время не высказывало возражений против жестокого обращения с животными. Можно утверждать, что христианство – несмотря на все его духовные достоинства – в силу влияния на него политики и в силу мещанского понимания людьми слов Библии увеличило пропасть между человеком и остальным миром, поскольку христианское понимание их взаимоотношений опиралось на утверждение Библии, что человеку дано право господствовать над всем. Слово «господствовать» зачастую понималось не в смысле опекать, покровительствовать, а в смысле властвовать, эксплуатировать. Животные на заре христианства не стали объектом милосердия, и прошло 16 веков, прежде чем в Европе раздались голоса в защиту всего живого, призывы к вселенской этике. Почему прошло так много времени, прежде чем начался этот процесс? Ведь совершенно очевидный гуманизм Закона Моисеева предусматривал соблюдение интересов животных, легализовал права животных и в определенной степени допускал распространение на животных нравственных законов. Например, в субботний день должны были отдыхать не только люди, но и домашние животные. «Добродетельный человек чтит жизнь животного» – вот одно из изречений священного писания, о котором, к сожалению, мало говорят. В Библии (Бытие 1:30) Господь Бог говорит: «А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал я всю зелень травную в пищу». (Профессор Рубен Алкалай, глубокий знаток древнееврейского языка, утверждает, что слова нэфэш и чайах, употребленные в этом стихе, означают именно «душа живая».) Христиане, различая душу и дух, утверждают, что у животных есть душа, но нет духа, как у человека, и поэтому нет греха в убиении животных. Но, например, в индийских Ведах христианскому понятию «дух» соответствует понятие атма, причём атма неизбежно присутствует во всех живых существах, просто у животных она покрыта невежеством больше, чем у человека. А «душе» (как чувственно-психическому аспекту человеческого существа) в Ведах соответствуют понятия индрийа, манас и буддхи (чувства, ум и разум). В древнейших книгах человечества, Ведах, заложивших основы мудрости и религиозности не только индусов, но и всей духовной культуры на Земле, под «душой» всегда понимается вечная атма (то есть та часть существа, которая способна познать Бога и общаться с Ним).

О том, какая пища людям полезна, изначально говорится и в иудео-христианских священных Писаниях. Это не плоть людей или животных. «И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу». Это было сказано Богом сразу после сотворения Адама и Евы. Некоторые христианские богословы утверждают, что позднее Господь «разрешил» мясоедение. Так это или нет, но мы всё время находим в Библии ограничения, снова и снова. Например, в постах и различных правилах. А христиане, значительно продвинувшиеся в своей духовной жизни, совершенно не едят мясо. То есть те христиане, которые больше других молились и изучали писания, монахи и святые старцы. Этот факт говорит сам за себя (см. выше). Ведь эти прекрасные люди постигли глубокие тайны христианской мудрости, а значит, неспроста они отказываются от мяса.

Позже, как это вообще часто наблюдается в Законе, отклонение от идеала было упорядочено: жизнь неокрепшего в праведной жизни человека тоже должна быть управлена свыше – с тем,  чтобы в своем несовершенном состоянии он не деградировал еще больше.  Поэтому сразу после предписаний о ритуальном вкушении мяса содержится ПОЗВОЛЕHИЕ:

Впрочем, когда только пожелает душа твоя,  можешь закалать и есть, по благословению Господа, Бога твоего, мясо, которое Он дал тебе, во всех жилищах твоих: нечистый и чистый могут есть  сие, как серну и как оленя; Только крови  не ешьте:  на землю выливайте ее, как воду. (Втор. 12, 15-16)

Прежде всего заметим,  что употребленное здесь “пожелает”, если посмотреть в древнееврейский оригинал,  означает “пожелает неудержимо,  возжелает”, т.е. речь идет о страсти, с которой человек сам ничего поделать не может (см. I Цар. 14, 32-35). Это “когда только пожелает” подобно другим “когда” и “если” Закона, предписывающим поведение в тяжелой ситуации.  Hапример, установление “Если найдешь вола врага  твоего  или  осла его заблудившегося,  приведи его к нему…” (Исх.  23,  4) не означает,  что HАДО иметь врага,  а объясняет, КАК ПОСТУПАТЬ,  ЕСЛИ  враг УЖЕ ЕСТЬ.  Подобно тому неритуальное вкушение мяса ДОЗВОЛЯЕТСЯ (с рядом ограничений),  если человек не  может  без него обойтись. Ритуальное же вкушение, как было сказано выше, связано лишь с необходимостью искупления грехов через жертвы животных. Возможность обходиться без животной пищи (необычная для языческого, примитивного сознания в целом) была блестяще продемонстрирована  пророком Даниилом и тремя иудейскими отроками.  Она заслуживает полного здесь цитирования:

В третий год царствования Иоакима,  царя  Иудейского,  пришел

Hавуходоносор, царь Вавилонский, к Иерусалиму и осадил его.

И предал Господь в руку его Иоакима, царя Иудейского, и часть

сосудов дома Божия,  и он отправил их в землю Сеннаар, в дом бога

своего, и внес эти сосуды в сокровищницу бога своего.

 

И сказал царь Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из сынов

Израилевых, из рода царского и княжеского, привел отроков, у которых нет никакого телесного недостатка,  красивых видом,  и понятливых для всякой науки,  и разумеющих науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских,  и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому.

 

       И назначил  им  царь ежедневную пищу с царского стола и вино,

   которое сам пил,  и велел воспитывать их три года,  по  истечении

   которых они должны были предстать пред царя.

       Между ними были из сынов Иудиных  Даниил,  Анания,  Мисаил  и

   Азария.

       И переименовал их начальник  евнухов  -  Даниила  Валтасаром,

   Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго.

       Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола

царского и вином,  какое пьет царь, и потому просил начальника

   евнухов о том, чтобы не оскверняться ему.

       Бог даровал  Даниилу  милость  и благорасположение начальника

   евнухов;

       И начальник евнухов сказал Даниилу:  боюсь я господина моего,

   царя,  который сам назначил вам пищу и питье; если он увидит лица

   ваши худощавее, нежели у отроков, сверстников ваших, то вы сделаете

голову мою виновною перед царем.

       Тогда сказал  Даниил  Амелсару,  которого  начальник  евнухов

   приставил к Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии:

       Сделай опыт  над  рабами твоими в течение десяти дней;  пусть

   дают нам в пищу овощи и воду для питья;

       И потом  пусть  явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, 

которые питаются царскою пищею,  и затем поступай с  рабами

   твоими, как увидишь.

       Он послушался их в этом и испытывал их десять дней. 

По истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков,  которые питались  царскими яствами.

       Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для  питья  и  давал  им

   овощи.

       И даровал Бог четырем сим отрокам знание и  разумение  всякой

   книги и мудрости, а Даниилу еще даровал разуметь и всякие видения

   и сны.

       По окончании  тех  дней,  когда царь приказал представить их,

   начальник евнухов представил их Hавуходоносору.

       И царь говорил с ними,  и из всех отроков не нашлось подобных

   Даниилу,  Анании,  Мисаилу и Азарии, и стали они служить пред царем.

       И во всяком деле мудрого уразумения,  о чем ни  спрашивал  их

   царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов,

   какие были во всем царстве его.

       И был там Даниил до первого года царя Кира. (Дан. 1, 1-21)

 

Как видим,  еще  в те времена приходилось опровергать домыслы о вреде вегетарианства для телесного и умственного здоровья!

 

А вообще, нынешняя “эпоха мясоедения” описана в Библии как переходный период ко времени, когда первоначальные отношения между человеком  и  животными  и  животных  между  собой будут восстановлены вновь:

 

       Тогда волк  будет жить  вместе с  ягненком, и  барс будет

   лежать вместе  с козленком;  и теленок,  и молодой лев, и вол

   будут вместе, и малое дитя будет водить их.   

       И корова  будет пастись с медведицею, и детеныши их будут

   лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому.  

       И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет

   руку свою на гнездо змеи. (Ис. 11, 6-8)

(Кстати, из данного описания следует,  что так называемые хищные животные  в принципе способны обходиться без мяса;  впрочем,  о том же свидетельствуют,  скажем,  повсеместные случаи немясного  питания  у одомашненных  хищников – кошек и собак;  известны также и обратные случаи, когда хозяева приучали питаться мясом рогатый скот).

Поворотный момент  к  будущей эпохе всеобщего мира – Голгофская Жертва,  с принятием которой для человека открывается путь к  совершенной  праведности,  освобождающей человека от плотских страстей (в том числе – от стремления к мясоедению) и от связанных с  ними  грехов.  Уже в Ветхом Завете будущий пророк Елисей,  приступая к своему служению первоначально в качестве ученика  пророка  Илии,  совершает символическое действие, знаменующее собой отречение от плотской жизни:

       …[Елисей] взял  пару волов и заколол их и, зажегши плуг

   волов, изжарил мясо их и роздал людям, и они ели. А сам встал

   и пошел за Илиею, и стал служить ему. (III Цар. 19, 19-21)

(Мясо раздается “остающимся”, сам же Елисей встает и уходит…)

“Тогда сказал Даниил Амелсару, которого начальник евнухов приставил к Даниилу, Анании, Миаилу и Азарии: “Сделай опыт над рабами твоими: в течение десяти дней пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья. И потом пусть явятся перед тобою лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, а затем поступай с рабами твоими, как увидишь”. Он послушался их в этом и испытывал их десять дней. По истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами. …И даровал Бог четырем сим отрокам знание и разумение всякой книги и мудрости, а Даниилу еще даровал разуметь и всякие видения и сны”. (Книга пророка Даниила 1:11-17).

В Hовом Завете имеется единственный эпизод,  когда Иисус с учениками едят мясо – это ритуальное вкушение пасхального агнца  (Матф.26, 17-21; Марк. 13, 12-18 и др.). Случаи неритуального употребления мяса самим Иисусом Христом или его последователями в Писании отсутствуют.  С разрушением Второго Храма в 70 г. н.э. ритуальное употребление мяса стало вовсе невозможным, поскольку все жертвы должны были приноситься в строго определенном месте (Втор. 15, 20; 16, 2 и др.). Вкушение рыбы, как стоящей ниже высших животных (рыбы сотворены в Пятый, а не в Шестой День творения), обладает мистическим, символическим значением (рыба – символ христианства) – эпизоды  вкушения рыбы  Иисусом и его учениками мы находим в Hовом Завете неоднократно.

Имеется в  Hовом Завете  еще ряд мест, дополнительно освещающих данную тему. Так, апостол Павел в Послании к Римлянам пишет:

       Лучше не  есть мяса,  не пить  вина и  не  делать  ничего такого, отчего 

брат твой  претыкается, или соблазняется, или изнемогает. (Римл. 14, 21)

По всей видимости,  ставя в один ряд мясо и вино, апостол полагает,  что и то,  и другое употреблять не запрещено (Тимофею он даже советует “употреблять немного вина” – I Тим. 5, 23; мясо разрешено в соотв. с Быт. 9, 3 и Втор. 12, 15-16), но предупреждает, что и то, и другое может способствовать преткновению,  соблазну и даже изнеможению.

Расположенное в начале той же главы рассуждение: «Hемощного в вере принимайте без споров о мнениях. Ибо иной  уверен, что  можно есть  все,  а  немощный  ест овощи» (Римл. 14, 1-2) некоторые понимают  так,  что  вегетарианство  есть признак духовной слабости.  Контексту такое понимание явно не соответствует -  ср.  с выше процитированным стихом: воздержание, т.е. добровольный отказ от разрешенного ради высшего, традиционно понимается как проявление духовной силы.  Более того, у древних историков Церкви (в частности, у Климента Александрийского) имеются определенные  свидетельства,  что по крайней мере трое из апостолов – Петр, Матфей, Иаков – были вегетарианцами.  Другой перевод 2-го стиха выглядит так:  “Один верит  и ест всё,  а неутвержденный ест овощи”. Прежде всего заметим, что под “всё” не может пониматься неограниченность в питании уже хотя бы потому,  что  апостолы  на  своем соборе провозгласили запрет вкушения идоложертвенного и “удавленины” (последнее соответствует  традиционному  иудейскому понятию “трефа”,  т.е.  “запрещенная пища”) – Деян. 15, 29; 21, 25. Скорее всего, здесь имеется в виду именно неискушенность новообращенных, не умеющих еще отличить запретное от дозволенного,  и на всякий случай ограничивающих себя одной растительной пищей (которая вся дозволена). Такое понимание подтверждает и следующий стих:

       Кто ест,  не уничижай  того, кто не ест; и кто не ест, не

   осуждай того,  кто ест,  потому что  Бог принял  его.  (Римл. 14, 3)

 

Иными словами,  искушенный не должен  надмеваться  своей  опытностью, а неискушенный – своим воздержанием. О каком-либо недостатке вегетарианства как такового тут нет ни слова.

Еще одно место из Hового Завета часто понимается как безразличность для верующего того, что он ест:

Все, что продается на торгу,  ешьте без всякого исследования,

для спокойствия совести; Ибо Господня земля и что наполняет ее. (I Кор. 10, 25-26)

Однако в данном случае тоже нет и речи о неразличении видов  пищи. Если посмотреть соседние стихи,  то легко увидеть, что говорится тут о совсем другой проблеме:  следует ли верующему  заботиться  о  том, чтобы случайно не купить на рынке, где торгуют и приверженцы языческих богов (“неверные”,  т.е. неверующие в Единого Бога), принесенное в жертву идолам? Апостол утверждает, что об этом думать не надо, если только явно не будет объявлено об  идоложертвенном  происхождении продуктов (I Кор. 10, 27-33). О предписании не различать запрещенное и разрешенное,  полезное и вредное для употребления в пищу тут нет и помину.

    Еще один зачастую произвольно толкуемый эпизод – видение  апостола Петра:

       …Петр  около   шестого  часа   взошел на верх  дома помолиться.

       И почувствовал  он голод,  и хотел  есть. Между  тем, как

   приготовляли, он пришел в исступление    

       И видит отверстое небо и сходящий к нему некоторый сосуд,

   как  бы   большое  полотно,  привязанное  за  четыре  угла  и

   опускаемое на землю; 

       В  нем  находились  всякие  четвероногие  земные,  звери,

   пресмыкающиеся и птицы небесные.    

       И был глас к нему: встань, Петр, заколи и ешь. 

       Hо Петр  сказал: нет,  Господи, я  никогда не  ел  ничего

   скверного или нечистого.  

       Тогда в другой раз был глас к нему: что Бог очистил, того

   ты не почитай нечистым.   

       Это было  трижды; и  сосуд опять поднялся на небо. (Деян.

   10, 9-16)

Hекоторые, основываясь на этом эпизоде, полагают, что с той поры  Петр  начал есть “скверное и нечистое”,  что и сами делают якобы вслед за ним.  Выше уже упоминалось свидетельство Климента Александрийского о том,  что Церковь помнит апостола Петра как строгого вегетарианца. Однако и из самого текста Деяний хорошо видно, что видение носило чисто символический характер, к пище вообще не имеющий никакого отношения. Его смысл раскрывает сам апостол. Придя в дом к уверовавшим в Единого Бога язычникам, он

       …Сказал им:  вы знаете, что Иудею возбранено сообщаться

   или сближаться  с иноплеменником;  но мне Бог открыл, чтобы я

   не почитал  ни одного  человека скверным или нечистым. (Деян.

   10, 28)

 

Таким образом,  смысл видения был аллегорический, и под “скверными  и нечистыми” животными сам апостол понял пребывавших до того в нечестии язычников.  Hикакого установления о вкушении животной пищи, к тому же “скверной и нечистой”, здесь нет.

Итак, подведем итоги. Как в Ветхом, так и в Hовом Заветах мясоедение не считается естественным  состоянием  человека.  Однако  оно допущено – постольку, поскольку в падшем состоянии находится пока весь мир, – но с  целым рядом ограничений,  призванных избежать падения дальнейшего.  Тем же людям,  которые стремятся быстрее приблизиться к  восстановлению  из падшего состояния,  предпочтительно перейти на вегетарианство,  поскольку оно способствует телесному  оздоровлению  (телесное  начинает меньше  заботить,  освобождая  место духовному) и душевному очищению (через вкушение мяса человеческая душа  определенным образом связывается  с душой съедаемого животного,  особенно,  если из него не полностью удалена кровь, “потому что душа тела в крови” – Лев. 17, 11).

Следует, однако, заметить, что само по себе вегетарианство, хотя в любом случае способствует очищению на разных уровнях человеческого существа,  без истинного обращения к Богу пользы человеку может и не  принести. Так, вегетарианство принято в некоторых оккультных кругах,  вегетарианцем был – как это ни удивительно – и Гитлер (он следовал такой диете для излечения от своих болезней). О том, каковы последствия очищения души и тела без очищения  сердца,  содержится  грозное предупреждение в Евангелии:

       Когда нечистый  дух  выйдет  из  человека,  то  ходит  по

   безводным местам, ища покоя, и не находит;    

       Тогда говорит:  возвращусь в  дом мой, откуда я вышел. И,

   придя, находит его незанятым, выметенным и убранным;     

       Тогда идет  и берет  с собою  семь других  духов, злейших

   себя, и,  войдя,  живут  там;  и  бывает  для  человека  того

   последнее хуже первого… (Матф. 12, 43-45)

Именно поэтому Евангелие предписывает начинать очищение с сердца – внутреннего истока человеческих мыслей и чувств:

       …Ибо  из   сердца  исходят   злые  помыслы,   убийства,

   прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления –

       Это оскверняет человека… (Матф. 15, 19-20)

Если же человек уже занялся тем,  чтобы «смыть  злое  с  сердца своего» (Иер. 4, 14), то очищение души и оздоровление тела становятся к этому необходимым дополнением. Тогда оказывается крайне полезным и вегетарианство, неважно какому вероисповеданию он следует.

Если кто-то говорит, что для осознания Бога неважно, что принимать в пищу, тогда можно спросить: «А почему бы людям, согласно этому принципу, не кушать друг друга?» Сторонники всеядности нам сразу ответят: «Нет, нет, ну что вы… это же наши братья! Это наши ближние, мы должны их любить». А кто же тогда для нас животные? Разве не братья наши меньшие, пусть и менее разумные? Воистину верующий человек будет строго соблюдать заповедь «не убий» и по отношению к животным, а значит, будет убежденным вегетарианцем. В этом нет ничего трудного, если понять и захотеть Милости Бога. «Блаженны милостивые, ибо помилованы будут».

________________________________________________________________________