автор: Брадж Паикарай, из семьи служителей Шри Мандира в Пури

 

Люди Ориссы и царская семья в Пури (этот священный город ранее назывался Кхурда), несомненно, имеют сердечную привязанность к Господу Джаганнатху. С колыбели и до последнего вздоха они связаны с Ним крепкими узами Преданности. Поклонение Джаганнатху является одной из главных составляющих их культурного наследия. Например, даже царя Пури (Гаджапати) называют «Чаланти Вишну» и «Тхакур Раджа» (то есть он считается людьми Ориссы наместником Бога на этой земле). В Ориссе существует великое множество историй и легенд с Джаганнатхом в центре. Во времена политических кризисов, внутренних беспорядков или агрессии иноземцев, Шримурти Джаганнатха иногда перевозили в укромные места или прятали от врагов под землёй. Царь, Гаджапати Махарадж, в такие времена всегда считал своим первым долгом лично позаботиться о безопасности для Шримурти. Согласно исторической хронике, Гаджапати Махарадж Рамачандра Дэв II, даже после своего вынужденного обращения в ислам, принимал все необходимые меры для защиты Шримурти Джаганнатха, признавая Его как Верховного Господа. Это был очень тяжёлый период, когда в Кхурде (Пури) происходили большие политические изменения. В то время фактическим правителем (назимом) Ориссы был Мохаммед Таки Кхан.

Кешав Чандра Рай, младший брат царя Гопинатха Дэва (убитого в дворцовом заговоре), взошёл на трон Кхурды, приняв имя Рамачандра Дэва II. В тот период Таки Кхан, незаконный сын Суджауддина Кхана (назима Бенгалии), отличавшийся природой нетерпимого фанатика, стал правителем Ориссы. Воспользовавшись хаосом, политической нестабильностью и внутренними раздорами, Таки Кхан захватил форт Ратхипур, который был царским стратегическим пунктом для защиты Кхурды. Рамачандра Дэв устроил встречу с Таки Кханом для того, чтобы предложить ему установить мир на территории Кхурды, но этот нетерпимый мусульманский правитель устроил всё так, чтобы индуистский царь был схвачен и отправлен в форт Баравати как пленник. Находясь в Баравати, Рамачандра Дэв увидел там Ризию Биби, юную дочь Суджауддина Кхана и сестру Таки Кхана. Или по любви, или в силу давления политических обстоятельств, но Рамачандра Дэв женился на мусульманской царевне и был обращён в ислам, приняв имя Хафиз Кадар Бег. Но хотя он и принял мусульманство, в душе он всегда оставался предан Шри Джаганнатху.

Обращение царя в мусульманство было отрицательно воспринято всеми служителями Господа Джаганнатха (пандами, паиками, кхандайатами и др.). Даже его собственная жена, Лалита Махадэи, не могла простить ему такой двойной измены (измены хинду-дхарме и ей) – она вместе с сыном, царевичем Бхагиратхи Кумаром, уехала жить к своему отцу. Более того, она задумала совершить заговор против своего бывшего мужа. Рамачандра Дэв к тому времени уже потерял свой титул «Раджа Кхурды» и стал считаться патитом (падшим) в глазах всех своих бывших подданных. Лалита Махадэи стала налаживать связи с Вену Бхрамарбаром, который когда-то сыграл главную роль в устранении бывшего царя, Гопинатха Дэва. Она просила его помочь посадить на трон Кхурды её юного сына, Бхагиратхи Кумара.

Даже после свадьбы с Ризией Биби и обращения в ислам, Рамачандра Дэв не смог войти в доверие Таки Кхана. Чтобы обрести его расположение и дружбу, Рамачандра Дэв уничтожил Вену Бхрамарбара и его приближённых, а также подавил восстание против мусульманского правителя. Несмотря на всё это, Рамачандра Дэв предпринял необходимые меры для защиты Шримурти Джаганнатха, опасаясь чего-то недоброго от Таки Кхана. Новость о том, что Шримурти уже перевезено из индуистского Храма в другое место, просто взбесила Таки Кхана, и он спешно напал на Кхурду (Пури), чтобы наказать непослушного раджу. Рамачандра Дэв бежал из Кхурды и скрылся в Болагархе. А Шримурти Джаганнатха, Баладэва и Субхадры тем временем были перенесены из Банапура в Тикали. Таки Кхан установил на троне Кхурды царевича Бхагиратхи Кумара и на время выехал из Катака (своей резиденции) в Муршидабад, в Бенгалию. В отсутствие Таки Кхана раджа Рамачандра Дэв вернул себе царскую власть над Кхурдой и распорядился, чтобы Шримурти привезли обратно, а в 1733 году он грандиозно, с большим размахом отпраздновал Ратха-йатру.

Всё население Пури, а также паики, кхандайаты, панды и другие служители Джаганнатх Мандира были необычайно тронуты увиденной преданностью своего царя Рамачандра Дэва Господу Джаганнатху. С благословения главного пандита «Мукти Мандапы», ему разрешили во время Ратха-йатры совершить традиционное служение раджи, называемое «ччхера пахар». Тогда Джаганнатх и получил ещё одно Имя – Патита-Паван, «Спаситель падших». Поэтому при входе в Храм у Львиных Врат (Симха-Двара) было установлено отдельное Шримурти Джаганнатха, носящее именно это Имя «Патита-Паван»*. (До сих пор Его можно увидеть с правой стороны от входа, между первой и второй стеной Симха-Двары.) Радже Рамачандра Дэву было позволено совершать поклонение именно Патита-Паване Джаганнатху в проёме Львиных Врат, потому что после его обращения в ислам ему не удалось вернуть своё предыдущее право совершать сева-пуджу Джаганнатху в самом Мандире, на Ратна-симхасане (во внутреннем главном Алтаре). Когда Таки Кхан вернулся в Ориссу (в город Катак), к своему удивлению он обнаружил, что там снова правит Рамачандра Дэв. Тогда он опять начал военные действия против Кхурды. Во избежание какой-либо опасности Шримурти снова были перенесены, на этот раз в Атхагарх. А Рамачандра Дэв снова вынужден был скрыться из Кхурды.

После смерти Мохаммеда Таки Кхана правителем Ориссы стал Муршид Кули Кхан. Он принял решение возобновить поклонение Джаганнатху в индуистском храме, поскольку в отсутствие Шримурти в казну не поступали налоги от многочисленных паломников, как было прежде. Для мусульманского правителя это было значительной потерей денежных средств. По этой причине Муршид Кули Кхан распорядился о возвращении Шримурти в Храм города Кхурды (Пури) и возобновлении храмового служения, однако он отказался восстановить Рамачандра Дэва на троне Кхурды, считая его непокорным мусульманской власти. Раджа Рамачандра Дэв умер в августе 1737 г., оставшись в сердце преданным Шри Джаганнатху.

 

————–

*Существует одна легенда, которая, вполне вероятно, имеет историческую основу. В этой легенде говорится о том, что ещё до Раджи Рамачандра Дэва этот Образ Патита-Павана Джаганнатха явился Салбегу (о Салбеге было рассказано в предыдущей статье). Салбег, будучи сыном мусульманина, не имел права входить в Шри Мандир. Когда он сидел однажды у входа в Храм, рядом со Львиными Вратами (Симха-Двара), слёзно молясь Господу Джаганнатху в разлуке и воспевая свои стихи, в ответ на его Преданность вдруг ему явился Сам Джаганнатх в Образе Патита-Павана («Спаситель падших»). Так Салбег, по происхождению йаван, получил Его желанный Даршан. Предание гласит, что это произошло как раз в том месте, где немного позднее и было установлено Шримурти Патита-Павана в связи с историей о Радже Рамачандра Дэве.

Порядки и традиции в Храме Джаганнатха остаются настолько строгими и непреклонными, что в 20-м веке даже Индиру Ганди, премьер-министра Индии, не пускали в этот Храм. Причиной послужило то, что какие-то из её родственников были замужем или женаты на йаванах (млеччхах) – людях, не рождённых как хинду, а значит поедавших мясо коров (что считается крайне греховным для всех ортодоксальных индуистов).

 

Yd «Парамартха», номер 1 (октябрь 2006)