Салбег – Бхакта Шри Джаганнатха

автор: Шри Рагхунатх Панда, один из брахманов-служителей Шри Мандира  в Пури

 

Шри Джаганнатх – любимый Образ Бога в Ориссе и многих других частях Индии, поэтому история религии в Ориссе, по сути, отождествляется с историей Храма (Шри Мандира) Джаганнатха. Все другие храмы в Ориссе связаны с традицией поклонения Джаганнатху. Он является семейным Божеством царской семьи и всех благородных династий этой святой земли. Джаганнатх воспринимается всеми людьми Ориссы как центр их жизни.

Такие классические священные тексты как «Вишну-сахасра-Нама» из «Махабхараты», «Сканда-Пурана», «Калика-Пурана» (Джаганнатхамодрэшамш ча прапуджайет), а также пуджа-мантра, которой поклоняются Джаганнатху в Мандире (Кришна- или Гопал-мантра) и многие другие примеры подтверждают положение Джаганнатха как Шри Кришны.

Согласно «Закону о правах», для храмового служения и помощи в этом служении принимаются люди из 36 социальных категорий (чхатиша-нийога). Социализм является политико-экономической теорией. В идеальном социалистическом государстве производство, распространение продуктов производства и их обмен должны управляться народом, богатство должно распределяться равным образом, и безопасность в стране должна быть обеспечена всем. На основании этого и, конечно же, согласно словам священных Писаний, поклонение Богу тоже должно быть доступно для всех, без ограничений по рождению (национальности), социальному статусу и пр.

Салбег стал известен как великий Преданный Господа Джаганнатха. Имея огромную веру в Бога, он с трепещущим сердцем воспевал Его славу и поэтому стал одним из наиболее известных индийских религиозных поэтов.

Шри Салбег родился от отца-мусульманина и матери, которая происходила из брахманской семьи и прежде была замужем за брахманом, но осталась вдовой ещё в молодости. Консервативные хинду смотрели на Салбега с пренебрежением. Салбег, вынужденный жить среди хинду, сам с печалью сокрушается об этом в одном стихе: бап мо могал бета, мата мо брахмани, ничакуле джата джену хинду на кхайе пани – «Я сын мусульманина, и хотя моя мать – из брахманского рода, но строгие хинду считают меня низкорождённым и даже не принимают от меня воды». Салбег нигде не упоминает имён своих родителей. Учёные в основном полагаются на данные Рамдаса, агиографа (автора житийной литературы) 18 века, который составил книгу «Дардхйата-бхакти-расамрита». В этой книге приводятся жития некоторых святых, религиозных поэтов и выдающихся Бхакт, в том числе и Салбега.                

Из стихотворений Салбега можно получить хорошее представление о его нелёгкой жизни и душевных переживаниях, но он почти ничего не говорит о конкретных вехах своей биографии. Из книги мусульманского автора Мирзанатха «Бхаристан-и-Гхаиби» известно, что Кули Кхан, по прозвищу Лалбег, был субадаром (правителем) Бенгалии в течение одного года, в 1607-08 гг. н.э. Кули Кхан совершил несколько жестоких нападений на Ориссу, чтобы ублажить тогдашнего правителя империи «Великих Моголов» Джахангира. Именно в тот период Лалбег увидел очень красивую молодую женщину, которая была вдовой из брахманского рода, из селения Данда-Мукундапур. Охваченный страстным чувством к ней, он силой похитил её, и никто не смог этому воспрепятствовать. Позднее, в городе Катак, куда увёз её Лалбег, у этой женщины от него родился мальчик, которого отец назвал Салбег (на ории – Салабега).

Лалбег умер 27 апреля 1608 г., то есть через год после рождения Салбега. Однако Рамдас в житии Салбега пишет, что однажды совсем молодой Салбег отправился со своим отцом на поле сражения и получил такие тяжёлые раны, что их нельзя было вылечить даже самыми лучшими в то время лекарствами. Салбег потерял всякую надежду выжить и просто рыдал от боли перед сидящей рядом с ним матерью. Бедная женщина пыталась утешить сына как могла. В это время она почему-то решила рассказать ему о своём трагическом прошлом, что принесло Салбегу ещё больше боли. Он просил у матери найти какое-нибудь средство, чтобы он смог выжить. Из повествования Рамдаса следует, что Лалбег неожиданно оставил свою жену и раненного сына в таком состоянии и в течение долгого времени не проявлял к ним никакого интереса. Учёные утверждают, что Лалбег из Катака вернулся в Бенгалию. Однако история о том, что Салбег сопровождал своего отца в сражении, может и не быть истинной. С другой стороны, вполне возможно, что по достижении зрелости Салбег мог быть зачислен в мусульманскую армию и вполне мог быть ранен в сражении. В любом случае, в этой истории мать оказалась рядом с ним, но не могла вылечить своего смертельно раненного сына. Она рассказала ему о своей вере в Шри Кришну и о том, что предана только Ему. В этой критической ситуации она посоветовала сыну тоже принять полное прибежище у лотосоподобных Стоп Вриндавана-чандры, Господа Шри Кришны, Который неотличен от Шри Джаганнатха в Нилачале.

Поражённый преданностью своей матери Господу, Салбег стал воспевать славу Нилачаланатха, Господа пребывающего на Синих Горах (Нилачалом также поэтически называется огромный Храм Джаганнатха, подобный горе). В одной из самых известных песен-молитв Салбега, посвящённых Джаганнатху, говорится:

 

ахе нилашайла прабала мата варана

мо арата-налини-ванаку кара далана

гаджараджа чинтакала тхаи гхора джалена

чакрапеша накра наши крупа кала апана…

…кохе салабега хина джати рэ мун джавана

шриранга-чаранатале ракхо морэ шарана

 

Ниламани Мишра и Лакшман Кумар Панда так перевели это стихотворение: «О безумный Слон синей Горы! Пожалуйста, ворвись же и растопчи рощу лотосов моей мучительной разлуки с Тобой. Ты спас слона (Гаджендру) из пасти крокодила, убив его Своей Чакрой. А когда Драупади оказалась в опасности, силой приведённая в собрание Кауравов, Ты тоже спас её, проявив сотни тысяч метров одежды (сари). Когда олениха попала в беду, прибежав в лесную чащу, Ты, о Господь Хари, спас её, как только она позвала о помощи. Вибхишана, брат демона Раваны, искал у Тебя прибежища, и Ты защитил его от нескольких бед. Аджамила воззвал к Тебе в момент смерти, и такой грешник как он отправился на Вайкунтху. Отец Прахлады (Махараджа) был немилосердным злодеем, и Ты убил его, выйдя из колонны (в Образе Нарасимхи). А придя в Нилачал в Образе Будды, Ты дал Свою защиту страдающим существам. Я, низкий Салбег, по рождению йаван, умоляю Тебя: дай мне прибежище у Твоих лотосовых Стоп! Никогда не оставляй меня!»

По совету своей матери Салбег стал петь песни и молитвы Господу, погрузившись в глубокие размышления о Нём. Но его боль от столь сильных ран, казалось, только усиливалась. Обеспокоенный своим состоянием, он сказал матери, что вряд ли ему сейчас удастся избежать смерти. Однако его мать-брахмани имела очень сильную веру и молилась за сына. Она даже поклялась умереть сама, если её сын не излечится. Такая вера и преданность этой женщины привлекла внимание Всемогущего, и, когда уставший от мучений Салбег ненадолго заснул, Господь Шри Кришна милостиво явился ему во сне и, проведя рукой по его телу, тотчас излечил. Очнувшись, Салбег уже не чувствовал никакой боли.        

После этого удивительного события Салбег стал писать стихи, посвящённые Господу Кришне-Джаганнатху, наполненные Преданностью. За свою жизнь он написал довольно много таких стихов-молитв, и до сих пор сотни тысяч Бхакт (Преданных Господу) произносят и поют их.

Сукумар Сен в своей «Истории литературы на браджаболи» называет Салбега признанным поэтом Ориссы 17 века, который писал свои стихи в традиции Вайшнавов прежде всего на языке браджаболи. Он цитирует там четыре его стихотворения из сборника «Пада-калпатару», один из которых на ории, второй имеет примесь бенгали, а третий и четвёртый – на браджаболи.

В заключение необходимо было бы сказать, что Преданного Господу человека, каким бы низкорождённым или «социально угнетённым» он ни был,  никогда нельзя унижать или пренебрегать им. Однажды для Своего Преданного, Салбега, Шри Джаганнатх остановил колесницу во время Праздника Ратха-йатры, отказавшись двигаться дальше, потому что Салбег как раз в то время возвращался в Пури после своего путешествия во Вриндаван и молил Господа, чтобы успеть на этот великий Праздник. (Шатасапанчакоша чоли на парэ, моха джибайен нандигхоше тхиба рохи – Колесницу Нандигхош не могли сдвинуть с места толпы людей, она просто стояла на месте по желанию Господа.)

Известен тот факт, что до сих пор иноземцев (точнее людей, не рождённых как хинду)* не пускают внутрь Шри Джаганнатх Мандира, опасаясь нападений на храм, поскольку в прошлом уже было несколько таких случаев. Некоторые иноземцы (иноверцы), враждебные к нашей вере, пытались осквернить или разрушить священный Храм. Но, несмотря на это, Бог милостив ко всем, Он любит всех Своих существ. Хотя на внешнем уровне полный «духовный социализм» ещё, к сожалению, не наступил, но на примере Бхакты Салбега можно увидеть, что в сердечном Кришна-Бхакти, в поклонении Шри Джаганнатху, Он великодушно принимает всех Своих Преданных – Господь обнимает их Своими руками, независимо от внешних условностей. Иначе Он не был бы Джаганнатхом – «Господом всего Мироздания».

______________

* Практически во все остальные индуистские храмы в Индии иностранцев пускают, при условии соблюдения приличия и основных правил для посещения храмов хинду. В последние годы в среде священнослужителей Храма Джаганнатха и администрации обсуждается возможность того, чтобы пускать в этот Храм только иностранцев, принявших хинду-дхарму (Бхагавата-дхарму), и есть основания полагать, что это всё же произойдёт. Но в этой связи можно вспомнить пример таких великих Вайшнавов как Шри Рупа Госвами и Шри Санатана Госвами, родившихся в семьях брахманов, которые сами отказывались от посещения Храма Джаганнатха, следуя примеру смирения великого Преданного, Шри Харидаса Тхакура, родившегося в мусульманской семье. Харидас Тхакур поклонялся Шри Джаганнатху в «Сиддха-бакуле», недалеко от Храма, и Махапрабху Сам приносил ему Махапрасад Господа Джаганнатха. Харидас знал от Махапрабху, что Чакра на куполе Храма неотлична от Самого Джаганнатха, и поклонялся этой Чакре.

Yd «Парамартха», номер 1 (октябрь 2006)