Что есть Раса?

                                                                     _______________________

What is Rasa?

Letter from Svami Sadananda Dasa

to Vamandas 16.4.1956

Footnotes and annotations in square brackets by the publishers

Into English and © Kid Samuelsson and Katrin Stamm 2011

 

The worldly rasa is dependent on a special technique of the poet, who himself experiences an aesthetic pleasure and whose work creates a pleasure in the reader. Whether the enjoyment incites sensuality or gives rise to a more subtle human emotion, it is still enjoyment (bhoga).

 

Что такое раса?

Письмо Свами Садананды Дасы

к Вамандасу, 16.04.1956 г.

Сноски и примечания в квадратных скобках от издателей

Перевод на английский и копирайт © Kid Samuelsson и Katrin Stamm 2011

Мирская раса обусловлена особым умением поэта, который сам испытывает эстетическое удовольствие и своими работами способен вызвать подобное же чувство у читателя. Вызвано наслаждение обычной чувственностью, или же оно рождается из более тонких человеческих переживаний – это всего лишь наслаждение (бхога).

 

The Divine rasa is the very opposite. The bhakta – who has got bhakti, the power to serve God, and is without a vestige of expectation of happiness or even of accepting happiness for himself – serves with his eyes, heart, ears etc. etc.; the actor here on the bhakta-stage has this very same power of service. The performance of the bhakti-drama or the poem is in itself service without any expectation or acceptance of happiness. In other words, the bhakta does not want to experience, to taste rasa etc., but to SERVE, nothing but SERVE. Krishna wants to serve the bhakta, the bhakta wants to serveKrishna, without expectation or acceptance of happiness.

 

Божественная раса прямо противоположна. Бхакта – тот, кто обрел бхакти, энергию служить Богу, не имея и следа надежды на собственное счастье или даже просто согласия на такое счастье для себя, – служит своим сердцем, своими глазами, ушами, и так далее, и так далее; и актёр-бхакта, исполняющий роль в драме о бхакти на театральной сцене, обладает той же самой энергией служения. Исполнение пьесы или поэмы о бхакти уже само по себе является служением без ожидания какого-либо счастья или согласия на него. Другими словами, бхакта не хочет испытывать, вкушать расу и так далее, он хочет лишь СЛУЖИТЬ и ничего, кроме СЛУЖЕНИЯ. Кришна желает служить бхакте, бхакта желает служить Кришне – без ожидания счастья или согласия на него.

 

In the eternal realm, the hero is the cit-character Krishna and the heroines are the cit-shakti-characters, the gopis (observe the difference). The lila-situation changes every moment – every moment eager, new serving. In the eternal realm, in Goloka or in Vraja (visible on earth for a while), these lila-situations arouse certain reactions for the sake of the one who is the object of service (for Krishna: the gopis, for the gopis: Krishna). This Prema-SERVING becomes rasa. Neither Krishna nor the gopis “experience” rasa as an object of their experience; their service is rasa. The reactions to certain lila-situations are forms of service; joy, sorrow, dismay etc. are not different states of mind a person gets into, like here in this world, when someone stands in front of an object of experience and experiences something, but joy, sorrow etc. are WAVES of rasa, waves of actual SERVICE.

 

В вечной обители героем является чит-образ, Кришна, а героинями – чит-шакти-образы, гопи (обратите внимание на разницу). Ситуация лилы меняется каждое мгновенье – каждый следующий момент служение обновляется, становясь еще сильнее. В вечной обители, на Голоке, или во Врадже (время от времени видимом на земле) эти ситуации лилы вызывают определенного рода реакции – единственно ради того, кто является объектом служения (для Кришны: ради гопи; для гопи: ради Кришны). Такое Према-СЛУЖЕНИЕ становится расой. Ни Кришна, ни гопи не «испытывают» расу как предмет собственных переживаний; раса является их служением. Реакции на определенные ситуации лилы являются формами их служения; радость, печаль, тревога, и так далее – это не различные состояния сознания, воспринимаемые личностью, как это бывает здесь, в этом мире, когда кто-нибудь, находясь в непосредственной близостия от объекта своих переживаний, переживает нечто; нет, радость, печаль, и так далее – это ВОЛНЫ расы, волны настоящего СЛУЖЕНИЯ.

 

The bhakta in the bhakta-drama doesn’t really serve in actu, he still serves indirectly. Either he has a body formed of the gunas of Maya or he is a parishada [eternal coplayer] who believes he possesses a body consisting of gunas. At best the bhakta has got prema-bhakti which makes him worthy that God, attracted by this prema-bhakti, the will to serve, reveals Himself to him as the object of his service. When he listens to or performs the drama, he still serves indirectly. But when the lila or Krishna Himself become visible – due to the identity between the word Krishna [and Krishna Himself] or between the words that describe or express the lila [and the lila itself] – in that moment the will to serve becomes actual service, rasa. The bhakta, however, does not experience rasa as an object, but his service has become rasa.

 

Бхакта в бхакта-драме в действительности не служит по-настоящему, он продолжает служить косвенным образом. Либо он обладает телом, сформированным гунами Майи, либо является паришадом [вечным спутником], считающим, что имеет состоящее из гун тело. В лучшем случае этот бхакта уже обрел према-бхакти, которая делает его достойным того, чтобы Бог, привлеченный его према-бхакти, желанием служить, раскрывал Себя ему как объект его служения. Когда он слушает или исполняет драму, он все еще продолжает служить косвенным образом. Но когда лила или Сам Кришна становятся видимыми – вследствие идентичности со словом Кришна [Самого Кришны] или же со словами, описывающими или выражающими лилу [самой лилы], – в этот момент желание служить превращается в действительное служение, расу. Тем не менее, бхакта не испытывает расу как объект переживаний – нет, раса становится его служением.

 

Whether he experiences joy, ananda, he is not aware of it at all as he is not busy with himself, but with his service for Krishna. Note: not with experiencing Krishna or the lila, but with serving. He is “tanmaya”1, i.e. he is no longer aware of himself. He is only aware of the object of service and the [process of] serving. When the drama is over he does not experience: “Oh, this was a wonderful bathing in ananda”, but as serving has wholly become his nature – as his heart, his intellect, his senses, his atma are fully, exclusively aglow with the power of service (cf. the definition of bhava-bhakti in Bh.R.S.)2 – he immediately continues his service, even though indirectly, and has no time to reflect upon himself. At the best he cries, because he is not worthy to serve better and more.

________

1 tat-maya: that-made = of the same nature; as a rod of iron, glowing red-hot, has become of fiery nature itself.

2 In the translation of Svami Sadananda Dasa (into English by Katrin Stamm): „Bhakti as bhavabhakti is completely independent of any mental function and yet it is revealed within the empirical character and the mental functions of man (manovrittau avirbhuya) and becomes one with his mind, character, individuality (fire takes on the form of an iron rod, even though the fire exists independently and doesn’t owe its power to any other source but itself).

 

Когда бы он ни испытывал радость, ананду, он никоим образом не осознаёт ее, поскольку занят не собой, а своим служением Кришне. Подчеркиваю: не переживая Кришну или лилу, а служа. Он – «танмайа»1, т.е он более уже не осознаёт самого себя. Единственное, что он осознаёт – это объект служения и служение [как таковое]. Когда драма завершилась, он не чувствует: «О, это было чудесное погружение в ананду», – но поскольку служение целиком стало его природой, т.е. его сердцем, его разумом, его чувствами, и его атма[н] всецело, до крайности раскален энергией служения (ср. с определением бхава-бхакти в Бх.Р.С.) 2 – он немедленно продолжает свое служение, пусть даже и не прямое, и у него нет времени поразмышлять о себе самом. Если же он все-таки заплачет – то из-за того, что не достоин служить лучше и больше.

_________

1 тат-майа: «тем сделано» = той же самой природы; подобно тому, как железный прут, раскаленный докрасна, сам приобретает природу огня.

2 В переводе СвамиСадананды Дасы (перевод на английский сделан Катрин Штамм): «Бхакти как бхава-бхакти совершенно не зависит от каких бы то ни было психических функций, и несмотря на это, она раскрывает себя в пределах эмпирически воспринимаемого характера и психических функций человека (мановриттау авирбхуйа), становясь одним с его психикой, характером и индивидуальностью (огонь принимает форму железного прута, несмотря на то, что огонь существует независимо и  не обязан своей энергией никакому другому источнику, кроме себя самого).

___________

 

If you thought that as a result of or a reward for service the experience of bliss followed, you would forget that the bhakta, and even more the gopi, are fully identical with their service, and as you know, the gopi fully consists of service. Prema or the Love of God is nothing but service – and it is not anything in addition to it. It is service that is based on the servant’s specific personal relation to God, a relation that corresponds with the respective shape, form, dress, behaviour and character.

 

Если ты думаешь, что как результат служения или в награду за него последует переживание блаженства, то забываешь о том, что бхакты и, более того, гопи –  полностью идентичны с их служением, а как тебе известно, гопи целиком состоят из служения. Према, Любовь к Богу есть не что иное, как служение – и нет больше ничего вдобавок к нему. Это служение, которое основано на конкретном личном отношении слуги к Богу, на отношении, которому присущи соответствующие вид, облик, одеяние, поступки и характер.

 

The worldly rasa of mundane objects or of mundane poetry etc., however, is the result of the realisation of selfish desire which is realized when the object we want to exploit for the the sake of our own pleasure presents itself to our lust for exploitation. An experience that does not elevate, enrich, intensify ourselves, our feeling of being alive, does never become (worldly) rasa – it is simply uninteresting. While experiencing worldly rasa – during orgasm as sexual animal or in poetry [or drama] through a fictitious (imagined) identification with the hero of the play, our consciousness experiences a situation of temporary holiday from its ego. Here, experience of rasa is like oil into the fire of lust.

 

Мирская раса земных объектов, земной поэзии и т.д., является, однако, результатом реализации собственнического желания, реализующегося, когда объект, который мы желаем использовать для собственного удовольствия, вручает себя нашей похоти для эксплуатации. При этом те переживания, которые нисколько не возвышают, не обогащают и не усиливают нас самих, нашего чувства жизни как существ, никогда не становятся (мирской) расой – они просто неинтересны. Переживая мирскую расу – в течение оргазма как поглощенное сексом животное или в поэзии [а также драматургии] через фиктивную (воображаемую) самоидентификацию с героем пьесы – наше сознание переживает состояние временного отдыха от своего собственного эго. Здесь переживание расы подобно маслу, льющемуся в огонь похоти.

 

In bhakti-rasa, however, not only the atma is awake since long, but he is uninterruptedly carried away by the stream of service. The parishada has a body and mind consisting of the power of service, which therefore cannot but serve. The premabhakta still on earth, and the eternal premabhakta, cannot do anything else but serve; while serving twenty-four hours a day, the thought just cannot cross their mind: “I want to experience, now I expect God to respond to my service and grant me joy.” Serving is happiness, even the suffering they experience when Krishna withdraws Himself from their service is happiness, because it isn’t (selfish) suffering due to the loss of one’s own happiness, as in the world, but suffering because of the fact that Krishna withdraws Himself from their service, which – as Krishna indefatigably emphasizes in the Shastrams – pleases Krishna Himself. The suffering of the bhakta, when he cannot serve Krishna, is suffering due to the fact that God deprives Himself of His Own joy.

 

В бхакти-расе, однако, атма не только давно уже пробужден, но его непрерывно уносит потоком служения. Паришада обладает телом и умом, состоящими из энергии служения, которыми поэтому он не может не служить. Премабхакта, который всё еще находится на земле, и тот, кто является вечным премабхактой, не могут быть заняты ничем, помимо служения; когда служат двадцать четыре часа в сутки, подобная мысль даже не придет в голову: «Я хочу пережить это, я жду, что Бог ответит на мое служение и дарует мне радость». Служение и есть счастье, даже то страдание, что они испытывают, когда Кришна Сам прячется от их служения, является счастьем, поскольку это не (собственническое) страдание по причине потери своего собственного счастья, как в этом мире, но страдание из-за того факта, что Кришна прячется от их служения, которое – как это неутомимо подчеркивается Кришной в Шастрах – приносит радость Ему Самому. Страдание бхакты, когда он не может служить Кришне, является страданием из-за того факта, что Бог лишает Самого Себя Своего Собственного счастья.

 

While realizing an experience devoid of bhakti someone may desire rasa, but never a bhakta who serves. The bhavuka [bhakta on the stage of bhava] and rasika [bhakta on the stage of rasa], to whom the invitation of the Bhagavatam is addressed: “to drink … the rasa of the Bhagavatam”, is someone who can no longer do anything but serve. He “drinks”, i.e. he listens to and understands

how the bhaktas of the different stages serve HIM, he listens to and understands the rasa which is service, and in the centre of this service there is God for the bhakta and the bhakta for God.

 

Покуда реализуется опыт лишенности бхакти, кто-нибудь может и желать расы, но только никогда не бхакта, который служит. Бхавука [бхакта на стадии бхавы] или расика [бхакта на стадии расы], к которому обращено воззвание «Бхагаватам»: «пить… расу Бхагаватам», – это как раз тот, кто больше уже не может делать ничего, кроме служения. Он «пьет», т.е он слушает и понимает то, как бхакты на разных уровнях служат ЕМУ, он слушает и понимает расу, которая является служением, и в центре этого служения находится Бог – для бхакты, а для Бога – бхакта.

 

This “drinking” is a form of service; he listens, as he cannot do anything else, in order to please God. This “drinking” is not the enjoyment or experience of a spectator who enjoys and rejoices and sheds tears of joy as someone does who enjoys a drama or a poem, but the very opposite. Only those who have reached this high stage of service can understand and estimate what SERVICE actually means. Among the others, the realization of actual service (rasa) is out of the

question.

 

Такое «питие» – форма служения; он слушает, так как он не может делать что-либо еще, чтобы доставить радость Богу. Такое «питие» не является удовольствием или переживанием зрителя, который получает удовольствие, и радуется, и льет слезы счастья, наслаждаясь пьесой или поэмой, – нет, это нечто совершенно противоположное. Лишь те, кто достиг этой высокой стадии служения, могут в действительности понять и оценить, что такое СЛУЖЕНИЕ. Что касается остальных – об осознании подлинного служения (расы) не может быть и речи.

 

It would be a fundamental error to think that as a result of service the experience of rasa follows. No, service, bhakti in itself, becomes rasa. Service as rasa is never an object of experience, because service itself is what experiences the service as rasa. Service experiences service, rasa experiences rasa. As long as a person, through his service, has not yet fully become service, he cannot know anything about service and rasa, and when he has totally become service, he can even less experience rasa, because due to his service he hasn’t got the time and possibility to think of himself and what is going on in his mind.

 

Было бы фундаментальной ошибкой полагать, что в результате служения последует переживание расы. Нет, служение, бхакти сама по себе, становится расой. Служение как раса – никогда не объект переживания, поскольку само служение и есть то, что переживает служение-расу. Служение переживает служение, раса переживает расу. Покуда человек благодаря своему служению еще не стал целиком служением, он еще ничего не знает о служении и расе; но когда он уже полностью становится только служением, то даже еще меньше переживает расу, поскольку вследствие своего служения у него просто нет времени и возможности подумать о себе и о том, что там происходит в его душе.

 

God couldn’t care less about those who want to serve God (???) in order to experience happiness and expect that God in that way shall please them. The word bhakti means service; “nirguna-bhakti starts with belief in serving ME”. It would be fundamentally wrong to think that later, on a higher level, this suddenly turns into an expectation and a wish that God shall serve me by giving me joy! All those who think like this are animals, according toKrishna’s Own words (Bha. X.32.20).3

__________

3 naham tu sakhyo bhajato ’pi jantun bhajamyamisham anuvritti-vrittaye,

yathadhano labdhadhane vinashte taccintayanyannibhrito na veda. – “My dear friends, I for one do not  serve those who live like animals without proper realization, even if they served – I do this so they may develop the proper inclination for adequate service (i.e. endeavour to serve the way I appreciate it), so that they begin to think only about this and nothing else; like a wealthy person who after losing his fortune can think of nothing else.” (X,32,20.) Walther Eidlitz: Krishna-Caitanya. The Hidden Treasure of India, page 130. Sadananda.com. (German:Krishna Caitanya. Sein Leben und Seine Lehre.Stockholm 1968.) Translation by Mario Windisch 2010.

________

 

Бог безразличен к тем, кто желают служить (???) Богу для того, чтобы испытывать счастье, и ожидают, что Бог таким образом удовлетворит их. Слово бхакти означает служение; «ниргуна-бхакти начинается с веры в служение МНЕ». Было бы фундаментально ошибочным полагать, что позднее, на более высокой ступени, она вдруг обернется желанием и ожиданием того, что Бог будет служить мне, давая мне радость! Все те, кто думают таким образом – животные, в соответствие с Собственными словами Кришны (Бха. Х.32.20). 3

__________

3нахам ту сакхйо бхаджато’пи джантун  бхаджамйамишам анувритти-вриттайе,

йатхатхано лабдхадхане винаште  таччинтайанйаннибхрито на веда. –

«Мои дорогие друзья, Я, однако, не служу тем, кто живут, как животные, без подлинного осознания, даже если они и служат, – Я поступаю так, чтобы они могли развить подлинную склонность к адекватному служению (т.е. стремясь служить таким способом, который ценю Я) и начали думать только об этом, и ни о чем другом; как богатый человек, потерявший всё свое состояние,  не думает больше ни о чем другом.» (Х.32.20.) Вальтер Айдлиц: «Кришна-Чаитанйа. Скрытое сокровище Индии», страница 130. www.sadananda.com (на немецком: Krishna Caitanya. Sein Leben und Seine Lehre.Stockholm 1968.)  Перевод: Марио Виндиш, 2010.

__________

 

Rasa is SERVICE which becomes rasa when the object of service reveals itself to the service, it is REALIZATION of service. That is why it isn’t called rasa but bhaktirasa, not just prema, but premabhakti.

 

Раса – это СЛУЖЕНИЕ, которое становится расой, когда объект служения раскрывает себя навстречу служению – это и есть РЕАЛИЗАЦИЯ служения. Вот почему это называют не расой, но – бхактирасой, не просто премой, но – премабхакти.

 

The individual bhakta only serves [God] in one way, whereas God serves the bhakta, who doesn’t want anything but God’s pleasure, in innumerable ways. He serves the bhakta not because He wants to give him happiness, but real service, which is happiness.

 

Каждый конкретный бхакта служит [Богу] только каким-то определенным способом, в то время как Бог служит бхакте, которому не нужно ничего, кроме удовольствия Бога, бесчисленными способами. Он служит бхакте потому, что Он хочет дать ему не счастье, а подлинное служение, которое и есть счастье.

 

As soon as one experiences joy while reading or listening to rasa-texts one has gone astray, onto the path of sin, of God-lessness, and exploits the Shastrams. The bhakta hasn’t got any time to feel joy; his service of God is his joy and he is unsatiable in his service, because the power of service is infinite, is nirguna, God’s Own power. Daruka and others don’t curse their joy, as they don’t even know what joy actually is. They curse the fact that service in itself is joy and that the joy which is inherent in service sometimes disturbs the service; and the fact that the joy of service is experienced as disturbance of the service is a sign of genuine service. Consequently, those who have the slightest touch of the power to serve are never satisfied with themselves, and the more serving power they have, the less they think they do really serve. And this is the explanation of the fact that the bhakta normally, through the power of service, always speaks as if he wanted his own happiness. Only on the highest level of prema, called “Divine madness”, where God, in order to incite the gopis to an even higher degree of service, wants to send them away or make Himself invisible, they reveal their real attitude.

 

Как только человек начинает переживать радость во время чтения или слушания раса-текстов, он сбивается с толку, встает на путь греха Бого-принижения и эксплуатации Шастр. У бхакты нет даже времени, чтобы почувствовать радость; его служение Богу и есть его радость, и он ненасытен в своем служении, поскольку энергия служения безгранична – ниргуна, Собственная энергия Бога. Дарука и другие не проклинают свою радость – они даже не знают, что такое радость. Они проклинают тот факт, что служение само по себе – радость, и потому радость, которая свойственна служению, иногда нарушает само служение; и когда радость служения бывает пережита как нарушение служения – это признак подлинного служения. Поэтому даже те, кого лишь слегка коснулась энергия служения, никогда не удовлетворены собой, и чем больше служащей энергии они обретают, тем меньше они думают, что действительно служат. И это объясняет тот факт, что обычно бхакта под действием энергии служения говорит так, будто бы желает своего собственного счастья. Только на высочайшем уровне премы, называемом «Божественное безумие», где Бог, чтобы побудить гопи к даже еще большей степени служения, желает отослать их или делает Себя незримым, они раскрывают свое истинное отношение.

 

One must keep all this clear in one’s mind, every day and twenty-four hours, until service has become one’s very nature. One must be clear about whyKrishnacalls the love of the gopis irreproachable and what He says to them, and about them and Himself.

 

Человек должен совершенно ясно осознавать это каждый день и двадцать четыре часа в сутки, покуда служение не станет всецело его собственной природой. Человек должен ясно понимать, почему Кришна называет любовь гопи безупречной, а также то, что Он говорит им, и – о них и Себе Самом.

 

The person who doesn’t have a clear concept of atma, Brahma etc. and to whom the inner and outer world have not since long become colourless (vairagya), cannot understand even a line of a passage in the Upanishads that deals with jnana. Those who lack the power of service cannot have the slightest idea of the rasa that God is, and that service itself is.

 

Тот, у кого нет ясной концепции об атме, о [бескачественном] Брахме и т.д., и для кого мир, и внутренний и внешний, покуда не стал бесцветным (ваирагйа) – не может понять и строчки в отрывке из Упанишад, который относится к гйане. Те, кому недостает энергии служения, не могут иметь ни малейшего представления о расе, которая есть Бог, и которая есть само служение.

 

The Bhagavatam does not belong to a particular tradition. All Puranas etc. were delivered to the many rishis (from completely different traditions) in Naimisharanya. Each Purana has a certain subject of its own and several other Puranas praise the uniqueness of the Bhagavatam. The Caitanya-bhaktas have accepted that the Revelation itself declares that the Bhagavatam is the highest authority of the Word-revelation.

 

«Бхагаватам» не принадлежит к какой-либо определенной традиции. Все Пураны и т.д. были переданы многочисленным риши (принадлежащих к самым разным традициям) в Наимишаранйе. Хотя каждая Пурана имеет определенную собственную тему, уникальность «Бхагаватам» прославляют сразу несколько других Пуран. Чаитанйа-бхакты признают, что само Откровение провозглашает «Бхагаватам» высочайшим авторитетом в отношении Слова-откровения.

 

Caitanya has rejected the philosophy of Shankaracharya and his followers, as well as all attempts to confine God to the jail of human laws of thinking, and emphasizes that Krishnaand the Revelation are the only authority and not the poor human brain of an ever so advanced bhakta.

 

Чаитанйа, отвергший философию Шанкарачарйи и его последователей, так же как и все попытки заточить Бога в темницу законов человеческой логики, особенно подчеркивал, что единственный авторитет – это Кришна и Откровение, а не жалкие человеческие мозги, пусть даже очень развитого бхакты.

 

When it says: HE is form, and yet this form is “vishnu”, i.e. unlimited by space, time and the laws of reason etc., it doesn’t mean that the Revelation contradicts itself. The Revelation only expresses what and how He IS. On the other hand, the jnanis and bhaktas don’t experience different things in the One; it is always the eternal forms of being which present themselves to the jnani, yogi and bhakta, either as attributeless Brahma or as Paramatma or as Bhagavan (and also as Isha). These three are eternal forms of being of the Absolute or Brahma in the full sense of the word.

 

Когда говорится: ОН есть образ, и всё же этот образ – «вишну», т.е не ограничен пространством, временем, законами причинности и т.д., – то это не значит, что Откровение противоречит само себе. Откровение лишь выражает, что и как Он ЕСТЬ. С другой стороны, гйани и бхакты не переживают различные вещи в Одном; это вечные образы бытия, которые сами предстают перед гйани, йоги и бхактами: как бескачественное Брахма, как Параматма и как Бхагаван (а также как Иша). Эти три суть вечные образы бытия Абсолюта, или Брахма в полном смысле этого слова.


(Русский перевод исправлен в ноябре 2012, этот вариант размещён на сайте 15.11.2012.)

___________________________________________________________________

© Kid Samuelsson
© sadananda.com

С разрешения правообладателей публикация на русском: «Парамартха» 2011, www.paramartha.info

ПОЖАЛУЙСТА, СОБЛЮДАЙТЕ КОПИРАЙТ – АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ЭТИ ТЕКСТЫ ПРИНАДЛЕЖАТ УЧЕНИКАМ СВАМИ САДАНАНДЫ ДАСА.

© Samuelsson, Kid / Stamm, Katrin (ed.) (2011): ‘What is Rasa?’ By Svami Sadananda Dasa, www.sadananda.com (retrieved 08.11.2011). Translated into Russian by avatuna(email sign)gmail.com. Published in Russian by www.paramartha.info (2011). Email: haridas91(email sign)mail.ru. 

 

Биография Свами Садананды Даса: http://paramartha.info/hari-katha/svami-sadananda-das

www.sadananda.com

www.facebook.com

Svami Sadananda Dasa

Teacher