Из бесед со старцем Макарием

 

- Откуда же взялись бесы, демоны, которые нападали на меня? К тому же я переживал такое состояние души, что казалось, побывал в аду.

 

Старец отвечал:

 

- Люди сами создают этот адский мир. И нечистое воинство пополняется из дурных помыслов, тёмных желаний, негативных поступков человеческих. Всевышний желает всем только добра и любви. Из своей великой любви к своему творению Он дал людям свободу выбора: выбирать любовь или зло. Всякий раз, когда человек творит зло, он творит свою Вселенную тьмы, в которую сам же и попадает. Когда же человек несёт свет и любовь, то получает Царство Бога и поднимается к божественным вершинам.

 

- Выходит, что ад создают сами люди? Но если вокруг Бог, то как же ад, тёмное царство, существует в Божьем, светлом Царстве Любви?

 

- А всё по милости и любви своей Господь позволяет в своём Царстве света существовать и царству тьмы.

 

- Получается, что я боролся с самим собой, то есть с тем, что, собственно, сам и сотворил?

 

- Подлинно так. Всевышний создал человека по своему образу и подобию. А это значит, что Он желал и желает, чтобы мы были расширяли царство Его Любви, чтобы мы стали подобными Ему. Создавая нас, людей, Всевышний как бы отделил от себя Свою часть, для того, чтобы взглянуть на мир, на Себя со стороны. (…) Память людей о своей божественности прикрыта. Вследствие этого всю жизнь свою людям надобно употребить для того, чтобы вспомнить о тех божественных качествах, которыми наделена человеческая природа.

 

- Прости меня, старче, дерзкий вопрос у меня есть, но не могу с собою справиться, чтобы не задать его тебе.

 

- А ты не стесняйся, радость моя, спрашивай. Ведь мы все у Бога как на ладони. Он и мысли и чувства наши ведает.

 

- Скажи мне, отче, ты Бога видел? Какой Он?

 

Тут старец рассмеялся, да так заливисто, будто по-детски. А гость густо покраснел, подумав, что произнес некую глупость, которая развеселила старца.

 

- Не обижайся на меня, я ведь раньше тоже таким же наивным был и потому сейчас в тебе будто себя увидел. И не над тобой смеюсь, а над собой, над своим прежним неразумением. А твой вопрос очень хорош, он просто прекрасен, радость моя! А прекрасен он потому, что с него нужно было начинать нашу беседу, так как, не поняв какой Бог, не поймешь многое другое. А Бог, как бы тебе объяснить, – старец на мгновение задумался и весь заискрился какой-то неудержимой радостью, распирающей его изнутри, – Бог подобен ребёнку, который веселится и играет. Он создал этот мир, Вселенную, природу, тварей живых, а главное, людей, для того, чтобы Ему было веселее играть в свою божественную Игру. Нет в этом Ребёнке-Боге никакой злобы, никакой жестокости, мести, какими обычно наделяют Его мудрецы земного мира. Какая уж там злоба? Он всегда веселится… И нас, людей, создал, чтобы Ему было с кем играть, чтобы было с кем разделить и радость, и любовь, и счастье этого прекрасного бытия.

 

- Ну, уж ты меня огорошил, отче. Всё ожидал услышать от тебя, но не такое объяснение Бога.

 

- Прими, радость моя, на веру. Понимаю, что трудно тебе воспринять такого Бога, ведь ты думал, что Бог – это такой грозный старик, жандарм, который следит зорко за людьми и грозит пальцем, если что не так на земле делается, не по Его указке. И если кто сильно зарвётся, того и поразит своим перстом, пошлёт каждому наказание по мере совершенного преступления, согрешения, провинности. А на самом деле Бог – это вовсе не старик, не жандарм, а Ребёнок, который любит всё вокруг, любит то, что создал. С теплотой и нежностью Он относится к своему творению, а тем паче к венцу своего создания – человеку. Бог любит человека не меньше, чем мать любит своего младенца. Христос говорил: будьте, как дети, тогда войдете в Царство Небесное, потому что Царство Небесное и есть детское Царство. И царство земное, и Царство небесного мира сотворено всё Богом-ребенком, который любит всё без условий, который радуется всему, который никого не оставляет без своей нежности и ласки.

 

Дал Бог слово себе, что Своё творение, то есть людей, наделит полной свободой, чтобы получилась игра подлинная, чтобы мы, люди, были полноправными, настоящими Его партнерами в игре. Но люди распорядились свободой по своему неразумению. Затеяли свою игру, злую, жестокую, гибельную. Да так возгордились своей свободой, так увлеклись своей пагубной игрой, что перестали видеть Бога, а порой и вовсе стали забывать, что Он существует. Расстроился Бог-Ребёнок от такого хода дел, да слово Себе дал, что не станет вмешиваться и не будет отнимать у своего высшего творения – человека – свободы. Вот люди и пожинают плоды не божественных деревьев – вечной молодости, Счастья, Любви, а плоды своих деревьев – страданий, болезней, скорби. Бог сотворил человека, чтобы играть с ним в игру Любви и Благодати, дабы человек в этой игре восходил в познании этих состояний духа, чтобы раскрывал своё сердце для просторов света и счастья…

(из книги “Сила поющего сердца”, В.Лермонтов)